Вы здесь

Повесть о слепой девушке и ее Городе

Дата семинара: 
апреля 22, 2016
Автор текста: 
Нина Кромина

Об апрельском (2016 г.) заседании ЛИТО ”Точки” при Совете по прозе Союза писателей России


22 апреля 2016 года в актовом зале Правления Союза писателей России состоялось очередное заседание ЛИТО «Точки» при Совете по прозе СП России, на котором обсуждалась повесть «Город» молодого писателя из Смоленска Екатерины Рогачевой

 

Андрей Венедиктович Воронцов, руководитель ЛИТО ”Точки”,  доцент кафедры литературного мастерства Литературного института им. А. М. Горького, секретарь Правления СП России:

 ‒ Екатерина Александровна Рогачёва успешно окончила в этом году дистанционные Курсы литературного мастерства под моим руководством, и на одном из занятий состоялось обсуждение отрывка из ее повести «Город» об ослепшей девушке, который всем понравился. Сегодня же мы обсуждаем всю  повесть. Екатерина ‒ молодой автор, живёт в Смоленске, и ее, увы, постиг тот же недуг, что и героиню повести. В других случаях я бы не стал упоминать об этом обстоятельстве, но мы-то  должны понимать, что автору куда труднее писать прозу, нежели зрячим людям.  Сама Екатерина не присутствует на заседании, но мы договорились, что я пошлю ей отчет.

Повесть «Город» оставила у меня ощущение чего-то сильного, пронзительного, настоящего. Это не ученические штудии, не упражнения в стиле, не проба пера ‒ это полноценная проза, ‒ проза боли и любви. Ничего мы не найдем здесь лишнего ‒ ни длиннот, ни повторов, ни пустых красивостей, ни лишних героев, ни боковых второстепенных сюжетов. Здесь всё на месте, как в хорошей музыке, композиция стройна, ритм безукоризнен, каждая тема нова. Может быть, это оттого, что описано несчастье, и мы ощущаем страдания слепой героини «обнажившимся сердцем», как писал Андрей Платонов? Может быть, но несчастье ‒ не такая уж редкая тема в литературе, а часто и причина того, что человек хватается за перо, как утопающий за соломинку. Однако не все ‒ далеко не все! ‒ могут и о несчастье написать так, чтобы мы не вынимали из себя сострадание, а почувствовали всё описанное так, словно оно произошло с нами, в нашей жизни.

Это проза, повторю, берущая не только своей темой, но и высоким для начинающего писателя художественным уровнем. Вот деталь ‒ разбитая чашка слепой героини. Мать говорит ей:  «Всего лишь чашка, купим новую».

«- Да, - медленно повторила я. - Купим. Только я уже не буду знать, как она выглядит. Никогда. А эту я помнила.

Минус ещё ниточка оттуда сюда».

Безусловно, одна из самых сильных сторон этой повести, ‒ когда героиня осознает, что снящийся ей Город прямо зависит от ее состояния. Он не отдушина в другой мир, как она поначалу полагала, а нечто такое, с чем мы, писатели, имеем дело в выдуманной нами действительности. Мы с вами уже говорили, что роман, повесть  ‒ это не просто некий большой текст, но еще и его проживание. И ты не просто его читаешь, а живешь несколько дней некой параллельной жизнью. Если так, то перед нами некая иная реальность, действующая по своим законам. Вроде бы должно быть иначе: ведь это мы придумали эти законы, и персонажи должны вести себя в строгом соответствии с ними. Но так только в теории. Создав мир определенных персонажей с их характерными особенностями, мы будем выстраивать их действия в соответствии с присущей им психологией, а не психологией вообще. Даже ребенок, играя, наделяет своих героев определенной свободой выбора, а что уж говорить о писателе? Настает момент, когда герои перестают быть нашими марионетками: мы, скорее, предугадываем их поступки, нежели направляем их. Героиня же «Города» словно видит ситуацию с другого конца: мир ее снов, поначалу будто бы независимый от ее реальной жизни, вдруг обретает эту зависимость

Но впечатление от Города снов не было бы столь сильным, если бы мы всего лишь понимали, что он существует по тем же законам, что и произведение прозы с присущей ему таинственной автономией героев. Екатерина Рогачева вдруг резко расширяет ее границы. Оказывается, встречающиеся ей в Городе люди снятся ей ровно в такой же степени, в какой она снится им, реальным. И кто-то из них понимает то же самое, что и она: благополучие или неблагополучие этого мира таится в них самих.  «Это мой сон, и меня не устраивает, что по нему бегают всякие психопатки!» ‒ говорит парень, помешавший ей броситься в воды призрачной реки Города. Таков баланс добра и зла и в вымышленной художественной реальности, и в той реальности, где мы существуем на самом деле. Вскоре героям предстоит встретиться и в реальной жизни, где, может быть, помощь героини нужна ему не меньше, чем его ‒ ей в Городе снов. Но как раз этот момент в повести не прописан, что можно отнести к ее недостаткам. Однако трудно представить, что повесть начинающего писателя будет совершенно лишена недостатков. В целом же мы имеем дело с оригинальным, сильным, хватающим за душу произведением. И, может быть, ее создание было для автора тем же самым, что и для героини «Города» возможность преодолеть свое несчастье.

 

Член ЛИТО «Точки», артист театра “Голос” Евгений Касаткин прочитал заключительные страницы повести Е. Рогачевой «Город».

 

Валентина Лисс, гость ЛИТО “Точки”, писатель, педагог, проработавшая в очно-заочной школе для слепых 50 лет:

 ‒ Повесть мне понравилась, но героиня слишком лелеет своё несчастье, свой отрицательный любовный опыт. Надо уметь жить и в новых обстоятельствах, не раскисая! Не понравилась мне утренняя сцена в ванной. Диалог со старшим братом прописан слишком резко. С младшим – вяло. Образ отца совершенно не выписан (во всех частях). Мать – амёбная. Её напоминания о свадьбе бывшего возлюбленного героини (разве может так поступить мать?)  вызывают у последней поток негативных ощущений, которые переносятся в кошмарный сон, описания которого считаю слишком натуралистичным. В целом произведение мне показалось интересным, вторая и особенно третья части произвели очень сильное впечатление. К сожалению, диалоги во всех частях вялые, кроме диалога с психиатром, который мне показался удачным.

 

Нина Кромина, выпускница ВЛК,  участник ЛИТО “Точки”, прозаик, член Союза писателей России:

‒ Прочитав повесть, удивилась её созвучию роману французского писателя Эрве Базена “Встань и иди”. В повести “Город” чётко прослеживается дар Екатерины Рогачёвой как тонкого психолога. “Мне показалось, - сказала Н. Кромина, - что это повесть о том духовном восхождении, которое произошло в душе героини. О том, как ей удалось преодолеть стену отчуждения, которая отделяла её от людей, понять, что выше собственного несчастья – жизнь любимого человека. Путь героини очень сложен и даже в окружении близких и любящих людей ей приходится проделать его самой. Отказавшись от тупикового пути выпадения из реальности, путём невероятных усилий она обретает под ногами почву, получая в награду любовь. Очень важно, что автор (с одной стороны) рисует реальную картину взаимоотношений героини с людьми, показывает настоящую, а не выдуманную жизнь. (Не могу согласиться с мнением В.Я. Лисс, что персонажи – отец, мать и др. прописаны плохо). Поэтому веришь и тому миру снов, в который погружается героиня. Очень сильный спав этих двух составляющих делает повесть Рогачёвой яркой, запоминающейся. Я думаю, что история юноши, с которым сначала в снах, а потом в жизни встречается девушка, м.б. и желательна, но не является обязательной, потому что повесть о ней и написана с точки зрения героини. Мне кажется, что Екатерина описывает ситуацию, которая может произойти со многими людьми под влиянием каких-то определённых жизненных ситуаций и поэтому очень важна.

 В повести много ярких, красивых описаний.

На мой взгляд, автор в некоторых случаях перебарщивает с метафорами, иногда встречаются языковые шероховатости (например, “но потом сам от себя отмахивался с вопросом о разнице”).

К сожалению, регламент не позволяет сделать анализ повести более детальным, но необходимо сказать о том, что автору удаются описания как внутреннего мира героини, так и внешнего. Мне бы хотелось посоветовать автору и в дальнейшем писать психологическую прозу. Упомянутый мною писатель Эрве Базен, впечатления от произведений которого у меня близко к впечатлениям от повести Екатерины Рогачёвой «Город», состоялся именно как автор психологической прозы.

 

А. В. Воронцов:

‒ Согласен с мнением Нины Кроминой о том, что проблемы, описанные Екатериной Рогачёвой, могут быть близки и понятны, а потому и важны многим людям. Это повесть не только о слепой девушке, а о тех, кто по тем или иным причинам не нашел себе места в жизни.

 

Борис Миловзоров,  выпускник ВЛК, участник ЛИТО “Точки”, писатель, сценарист, член СП России:

‒ Не могу согласиться с мнением Нины Кроминой о том, что эта повесть не только о незрячих людях. Это именно повесть о незрячей девушке. Со времени случившегося с ней несчастья уже прошло два-три года. Семья смирилась с этим. Автор описывает эту уже ставшую бытовой ситуацию. Первая часть мне не показалась затянутой. Екатерина Рогачёва приоткрыла дверь в свой мир и разрешила посмотреть на действительность её глазами. То, что произошло с ней – катастрофа социальная, психологическая. Взята та грань, когда человек ещё не сжился с новым для себя состоянием,  и потому ему особенно трудно.  Рассматриваю эту повесть как попытку найти своё счастье, несмотря ни на что. Повесть должна дойти до широкого круга читателей. Думаю, она будет интересна им так же, как была интересна мне. Автор обладает несомненным литературным даром. В нём не чувствуется новичок. Взятая тема очень важна. Красивейший лёгкий язык, а то, что есть определённые языковые недостатки, очень легко поправить.

 

Виктор Слинько, выпускник ВЛК, участник ЛИТО “Точки”, член СП России, обратил внимание на то, что автор наделён богатой фантазией. Это важно для литературного творчества. Мир фантазии в повести гораздо интереснее и богаче реального. Прекрасно выписана сцена потопа. О языке – некоторые определения меня не устроили. Хотелось бы более глубоких описаний отношений между зрячими и незрячими людьми. В целом вещь очень хорошая. А как автор описывает мир посредством запахов!  Рекомендует автору слушать аудиокниги, т.к. сам вырос на радио передачах (сказки, стихи, театр у микрофона) и это дало в жизни очень много.

 

Сергей Страхов, прозаик, поэт, переводчик (учился на ДО-Курсах литмастерства одновременно с Екатериной Рогачёвой):

Я был знаком с творчеством Екатерины и раньше. На дистанционных Курсах обсуждали её рассказ для детей и рассказ на историческую тему. Эту повесть я воспринял как автобиографическую. Наиболее интересным ему показался реальный мир (первая часть повести),  описания реальных отношений с реальными хорошими людьми, которые окружают героиню. Одиночество героини на фоне других людей кажется очень пронзительным. Особенно понравились сцены с разбитой чашкой, с водой в ванной, которая заливает соседей. Был очень рад, что повесть кончается описанием реальной жизни и тому, что конец такой хороший и счастливый. Это даёт надежду. Кстати, и имя героини, которое мы узнаём в конце повести - Надежда.

Елена Яблонская, выпускница ВЛК, староста ЛИТО «Точки», член СП России, дала высокую оценку повести. Сказала, что находит в ней архетипы. Героиня проходит испытание водой, огнём и медными трубами. Медные трубы – адаптация к жизни. Называя имена в конце повести, автор даёт героям жизнь, новую жизнь. Ибо назвать ‒ значит дать жизнь! Елене очень понравилась первая часть повести. Но показалось, что несколько затянуты сюжеты с психиатром и художником. Понравилась семья Нади, её окружение, и не считает, подобно В. Лисс, что они представлены а повести неудачно. Елена думает, что Екатерину Рогачёву следует пригласить принять участие в нашем сборник “Точки”.

 

Татьяна Рыбалова, выпускница ВЛК, член ЛИТО “Точки”, отметила гармоничность повести, пожелала автору новых сюжетов.

 

А. В. Воронцов:

‒ А я предлагаю от имени нашего ЛИТО рекомендовать повесть Екатерины Рогачёвой “Город” к публикации в одном из центральных журналов.

 

Участники заседания единогласно согласились с этим предложением.

Нина Кромина


Фотоматериалы

ЛИТО Точки при Совете по прозе СПР Зал  Обложка сборника