Вы здесь

Семинар прозы А.Е. Рекемчука. Обсуждение рассказа Ивана Жирова «Саранча»

Дата семинара: 
октября 27, 2015
Автор текста: 
Мария Смородина

  Обсуждение, состоявшееся 27 октября 2015 года, было посвящено рассказу студента 4 курса Ивана Жирова под названием «Саранча».

  Первый оппонент, также студент 4 курса, Александр Лобанов выступил сначала с общими претензиями к тексту. Недостатком он выделил композиционную несоразмерность рассказа, первичную монотонность повествования с неожиданным и довольно неуместным событийным взрывом в конце.
  Александр выделил две сюжетные линии текста и охарактеризорвал их как непропорционально развитые, так как первая (жизнь главного героя в училище) слишком развита, хотя менее интересна, тогда как вторая линия (отношения между львовцами) развита мало, несмотря на больший интерес. Кроме того, образы львовцев показались Александру слабо прописанными.
  Оппонент отметил, что мораль текста сводится к примитивному гуманизму и назвал это явным минусом рассказа. Непонимание насилия в искусстве привело к морали «будь хорошим», и автору необходимо – посоветовал Александр – ознакомиться с биографиями людей искусства, чтобы глубже вникнуть в проблему и не трактовать ее так однобоко.
  Помимо этого, к минусам оппонент отнес также недостаточную мотивацию героя, когда он начинает рисовать карикатуры на Сеню; необходимо уточнить, какие «трещины» пошли между этими двумя людьми.
   Отдельно были разобраны оппонентом стилистические неровности повествования, и он привел конкретные примеры огрехов: «голова пришпилена щекой к подушке», «теплая, как пиво, злоба», «слой красок залил весь холст», «сарказм стачивал графит», «ботинки хлюпали по кускам асфальта». Были найдены в тексте и речевые штампы («красный, как помидор») и стыки стилистик («безвкусица <…> нормально»).
   Удачными Александр назвал также конкретные цитаты, например:
«Отвратительные уши, но меня привлекали эти уши»,
«Он слегка выпячивает нижнюю губу, когда говорит, поэтому кажется, что он всегда обижен, как будто потерял куклу» и другие.

  Следом выступила Антонина Мотова, студентка 4 курса.
  Она согласилась с первым оппонентом касательно несоразмерности текста и сравнила текст с телегой, которую необходимо толкать в гору (первая часть).
  В личной беседе автор сказал Антонине, что текст не является доработанным, и поэтому оппонентка не вычитывала текст на стилистику.
  По ее мнению, рассказ – больше, чем размышления человека о творческом кризисе. Интересной ей показалась тема со львовцами, которые очень резко входят в текст. Хотелось бы, чтобы до их непосредственного появления в рассказе образы львовцев мелькали в чьих-то разговорах или о них хотя бы упоминалось, чтобы была интрига, за которой интересно следить. Также хотелось бы знать больше о прошлом главного героя, но чтобы сообщалось это иначе, так как та информация, которая есть по этому поводу в тексте на данный момент, выглядит странно.
  Главные герои различаются по звучанию, отмечает Антонина. «Текст хороший, но нуждается в вычитке, нужно довести его до соразмерности».
  Автор выносит из учебы в Литинституте, по мнению Антонины, множество тезисов, которые затем осмысляет и вставляет в текст; бросать работу над ним нельзя.

  Ксения Богатырева (4 курс) также начала с композиции: «Текст по идейному и сюжетному потенциалу так велик, что ему не хватает тех рамок, которые задал Иван». С идеей, по мнению Ксении, не все сложилось: на протяжение всего текста остается ожидание, когда соприкоснутся сюжетные линии: поиск Степаном самого себя и кружок львовцев. Кажется, будто назревает конфликт, но он «сдувается», как только назревает тема кружка. С чего начинается пустота героя? В чем мотивация его действий и мотивация вспышек злости? На эти вопросы не дается ответа. Затем пустота (первая сюжетная линия) уходят, что приводит к разрозненности текста, «из-за этого тоже слит конец». Главный герой после львовцев опять приходит к вопросу выбора, но конфликта по-прежнему нет.
  В тексте много потенциала, необходимо провести расширительную работу и вычитать его.
  Что касается стилистики, текст тяготеет к «правильности», и вкрапления разговорной речи («дрыхнет», «беру шмотки и валю») выбиваются из общего настроя, однако в диалогах и при описаниях прямой речи это смотрится хорошо. Оппоненткой были выделены штампы и тавтологии в тексте, который она отдала на рассмотрение автору.
  Ксения отметила кинематографичность текста, которая выражается в кратких диалогах или выражениях. Например: «Как тебе? – «(Безвкусица.) Нормально». Мастер курса также отметил этот момент в тексте. Несмотря на то, что этот диалог – фактически единичный случай в рассказе, это все равно выглядит удачно. Ксения назвала этот прием «динамической точкой».
  Явным минусом оппонентка выделила неоднократное употребление. автором слова «дебил», что, во-первых, является эйблистской лексикой, а, во-вторых, оно очень много раз употребляется буквально на одной странице, и постепенно перестаешь понимать, кто это говорит.
  Александр Евсеевич Рекемчук же сказал, что это слово в ходу у современного поколения и является знаком неустроенности.
  К минусам рассказа Ксения добавила скачущие обращения «ты»-«вы» и необходимость более подробного прописывания авторской мысли.

  Последняя оппонентка, Александра Хрисанова (4 курс), не согласилась с тем, что текст необходимо расширять. По ее мнению, это вообще не рассказ, а новелла, и добавлять или убавлять ничего не требуется, нужна лишь работа внутри текста. Важна здесь роль художественной детали, наметки этого есть, но они не доделаны и распадаются, из-за чего хромает композиция.
  Глубокий психологизм, если это новелла, не нужен, поэтому его и нет.
  Главной претензией со стороны Александры было то, что автору не удалось отобразить особый взгляд на мир, а поскольку главный герой художник, это необходимо.
  Во многих описаниях, считает Александра, не создается визуальный образ, во многое не верится. Как говорила Антонина, многое автор берет из институтских лекций, но это только забавляет, нужно изучать вопрос глубже и исследовать тему поиска искусства.
  Зеркальная композиция, два мастера и раскрывающаяся в этом тема поиска искусства, - понятны и оправданы, однако это не делает обозначенные вопросы интереснее, пусть хотя бы герой не делает выбора.
  В общем текст Александре понравился, но она посоветовала автору быть внимательнее к детали, пейзажным описаниям и особому взгляду на мир.

  Первой в свободной дискуссии выступила Мария Мокрицкая, восторженно сказавшая, что все время обучения в Литературном институте ждала этого текста, читала его с удовольствием и очень увлеченно.
  У текста, по ее мнению, есть определенный начальный концепт (искусство важнее человека, в конце главный герой от него отходит), заканчивающийся переворотом, все в нем очень грамотно прописано и есть колорит в том, что главный герой очень любит рисовать пауков.
  Однако название текста Марии не понравилось.
  Автор, на ее взгляд, немного не дотянул: у читателя нет ужаса осознания проблемы, не чувствуется пика, не хватает полутона. Необходима вычитка и доработка внутри текста.

  Иначе посчитала Елена Безызвестных, которой понравилось отсутствие мотивации героя, описание жизненных, бытовых вещей, о которых интересно читать, герой увлечен своим делом.
  Теория о том, что нужно сделать что-то ужасное и из этого получится что-то шедевральное, - интересна.

  Завершил беседу мастер семинара, А.Е. Рекемчук, сказав, что и все доброе, и все негативное, сказанное на обсуждении, имеет под собой основание.
  Рассказ, по его мнению, остался не понятым, он гораздно объемнее и по мысли, и по теме, чем было очерчено на семинаре, сам мастер остался поражен рассказом.
  Оппоненты, на его взгляд, приблизились к определенным вещам, но либо не договорили, либо недопоняли автора.
  «Главный герой Степан - начинающий молодой художник довольно авангардистского мышления и плана. Он ищет художественные образы, в которых может выразить то, что кипит в его душе». В рассказе очень серьезная социальная подоплека.
  В наше время, когда литературы, театра как бы нет, начинается свой поиск, как в рассказе И. Жирова. Мастеру не понравилось название, так как в нем есть определенная неясность, и не все ему понравилось в тексте, на многие замечания действительно необходимо обратить внимание автору, но Иван замахнулся на большее, чем понял семинар. Над композицией необходимо думать, так как она сделана по принципу «от» и «до». Стилистика же рассказа выросла по сравнению с предыдущими работами Ивана, и то, что будет написано им дальше, будет также интересно и революционно. Рассказ нужно публиковать.

  В завершение дискуссии, Иван Жиров поблагодарил всех выступивших и прочитавших его рассказ.

  Журнал вела Мария Смородина (4 курс).