Борис Тарасов: «К ангелам или к бесам?»

Мар 30 2017
В "Независимой газете" опубликовано юбилейное интервью с заведующим кафедрой зарубежной литературы профессором Борисом Николаевичем Тарасовым.

Борис Николаевич Тарасов (р. 1947) – литературовед, прозаик, профессор, доктор филологических наук. Окончил филфак МГУ имени М.В. Ломоносова, аспирантуру Литературного института имени А.М. Горького. С 1985 года – преподаватель, с 1989-го – заведующий кафедрой зарубежной литературы, в 2006–2014 годах – ректор Литинститута. Сопредседатель правления Союза писателей России. Автор книг о Рене Паскале, Петре Чаадаеве, Федоре Тютчеве, Федоре Достоевском. Лауреат международных и всероссийских премий, заслуженный деятель науки РФ. В преддверии 70-летия Бориса ТАРАСОВА с ним побеседовала Анастасия ГАЧЕВА.


– Более восьми лет вы возглавляли Литературный институт – как говорилось в советское время, «кузницу писательских кадров». Что удалось вам сделать за время ректорства? Чем занимаетесь в институте сейчас?

– Сейчас я возглавляю кафедру зарубежной литературы, как и до ректорства, которое стало по-своему интересным, но и своеобразным периодом моей жизни, когда о писательской и исследовательской работе во многом пришлось забыть и погрузиться в проблемы иного рода.

В условиях тенденций слияния вузов и сокращения преподавательского состава нам не только удалось сохранить творческий коллектив, но и привлечь к работе в институте таких писателей и ученых, как Алексей Варламов (сменивший меня на должности ректора), Павел Басинский, Олег Павлов, Владимир Малягин, Геннадий Красников, Андрей Воронцов, Александр Камчатнов, Иван Есаулов, Александр Ужанков. Важно было не утратить связь времен, соединить традиции и новаторство.

При девальвации гуманитарного образования в целом и снижении его уровня в школах мы стремились работать с потенциальными абитуриентами и будущими студентами, взаимодействовали с литературными объединениями и кружками, проводили по два раза в год совещания с юными дарованиями, которые приезжали из разных регионов России и стран СНГ.

Можно было бы много еще рассказать о юбилейных встречах выпускников Литинститута всех поколений, о четырехтомнике их воспоминаний и сборнике их военных стихов, о возобновлении альманаха «Тверской бульвар, 25», о резонансных научных конференциях с последующим выходом книг о творчестве Иннокентия Анненского или Георгия Иванова, о российско-итальянском или российско-болгарском конкурсах «Радуга» и «Славянское братство», о встречах с общественными и литературными деятелями, о многосторонней работе преподавателей и студентов по предложению правительства Москвы в социальных и культурных учреждениях, библиотеках, школах и вузах города, о многом другом. Но рамки интервью не позволяют подробно говорить об этом. Не все, конечно, удалось осуществить из задуманного. Не заработала, например, в полную меру Ассоциация выпускников Литинститута.

– Над чем вы работаете сейчас и каковы творческие планы?

– В настоящее время я готовлю к выходу трехтомник своих сочинений, а также работаю над книгой с предварительным названием «Достоевский и Запад». Отношение писателя к Западу было двояким: он воспринимал его как христианскую страну святых чудес и как страну, в которой набирал силу апостасийный процесс в утверждении индивидуализма, позитивизма и социал-дарвинизма. Эти две Европы отразились в художественных произведениях, публицистике и письмах Достоевского. С другой стороны, на самом Западе писатель воспринимался преимущественно через ницшеанство, фрейдизм, экзистенциализм и акцентирование, условно говоря, линии подпольного человека, Раскольникова, Ставрогина, Ивана Карамазова, Великого инквизитора в ее отсоединенности от линии князя Мышкина, Алеши Карамазова, Зосимы. Разные стороны и следствия этого культурно-исторического «диалога» будут рассмотрены в книге сквозь призму «тайны человека».