Марио Варгас Льоса: В литературе всегда есть протест против полноты жизни (РГ)

Окт 11 2017
В Москву прилетел Марио Варгас Льоса - живой классик мировой литературы. Решением жюри премии "Ясная Поляна" он стал победителем премии в номинации "Иностранная литература". В Российской газете опубликовано интервью Павла Басинского с перуанским писателем.

В Москву прилетел Марио Варгас Льоса - живой классик мировой литературы. Решением жюри премии "Ясная Поляна" он стал победителем премии в номинации "Иностранная литература".

12 октября в Бетховенском зале Большого театра состоится вручение. Также станут известны лауреаты в номинациях  "Современная русская проза" и "Событие". Премия учреждена Музеем-усадьбой Л. Н. Толстого и компанией Samsung Electronics. С писателем побеседовал обозреватель "Российской газеты" Павел Басинский.

Павел Басинский: Вашу прозу часто называют "магическим реализмом". Но это же определение звучит в отношении творчества Габриэля Маркеса, Хорхе Луи Борхеса и Хулио Кортасара. Вас самого эта формула устраивает или представляется слишком узкой?

Марио Варгас Льоса: Я думаю, что мою прозу можно назвать "магическим реализмом", хотя это несколько сбивает с толку. Критики интерпретируют эту формулу по-разному. Обычно применяют к таким писателям, как Гарсиа Маркес или Хулио Кортасар, которые соединяют в своем творчестве реализм и фэнтези. Мои романы - это все-таки "реализм", потому что все, что происходит в моих рассказах, может произойти и в реальной жизни. Разумеется, термин "реализм" следует понимать в самом широком смысле, относить к нему не только то, что может случиться, но и то, о чем думают и мечтают.

Павел Басинский: Еще в вашей Нобелевской речи прозвучали слова, которые особенно врезались мне в память: "Чтение, как и писательство, - это протест против неполноты жизни". Удивительная формула! Но с точки зрения верующего человека, мир создан Богом. Следовательно, писатель как бы исправляет "ошибки" Бога?

Марио Варгас Льоса: Я считаю, что в художественной литературе всегда присутствует протест против ограниченности и бедноты жизни как таковой. И тот, у кого есть хоть немного воображения и страсти, не может быть удовлетворен таким миром. Думаю, в этом и заключается причина, по которой существует литература: с помощью нее мы можем обогатить наш жизненный опыт, наградив им персонажей наших рассказов. Я не религиозный человек, скорее агностик, другими словами, тот, кто, по словам Борхеса, признает свое смущение по отношению к жизни после смерти.

Читать дальше...