Михаил Попов: «Зависеть от царя, зависеть от народа не всё ли нам равно»

Янв 22 2017
В "Литературной газете" опубликовано юбилейное интервью с руководителем творческого семинара в Литинституте Михаилом Михайловичем Поповым. Беседовала Катя Максимович.

60-летие для писателя – повод задуматься о свершённом, поразмышлять о дальнейших творческих планах, поделиться мыслями о том, что происходит в литературном мире. В преддверии юбилея «ЛГ» встретилась с Михаилом Поповым, чтобы побеседовать о проблемах общества и современной литературы.


– Михаил Михайлович, хочется поговорить о том, почему вы выбрали для себя нелёгкий путь русского писателя. Как вы решили поступать в Литинститут?

– Насколько я помню, собирался стать археологом, но потом вдруг обнаружил, что пишу роман. Исторический. Мне было лет пятнадцать. Роман был большой и никуда не годный. А в Литинститут поступил как сочинитель стихов, в семинар Александра Алексеевича Михайлова. Я очень благодарен этому достойнейшему человеку за всё, что он для меня сделал.

– В Литинституте часто размышляют над тем, на какие вопросы отвечает современная литература...

– На вопросы отвечает скорее наука, литература вопросы ставит. Вопрошает. Главная задача литературы – быть художественной. Создавать образы. Ведь художественный образ, как сказал Гегель и за ним повторил Белинский, даёт возможность непосредственного созерцания истины, извините за пафос.

– Недавно в журнале «Москва» вышла публикация вашего нового романа «На кресах всходних»? Расскажите, о чём он?

– «На кресах всходних» можно перевести как «На восточных окраинах». Восточные окраины для Варшавы – это Западная Белоруссия. Я много лет жил в тех местах, учился в школе и в техникуме, и, что называется, проникся атмосферой тех мест. Мы переехали в Гродненскую область в середине 60-х, и всё, что связано с войной, было очень близко. Вокруг бывшие партизаны и отсидевшие полицаи – люди среднего возраста, куда моложе, чем я сейчас. Колхозники помнили, кому до коллективизации принадлежала та веялка или от чьих коней те кони, на которых они воду возят.

Роман охватывает жизнь захолустной, затерянной в Налибокской пуще измышлённой деревни Порхневичи; период с 1908 года по 1944-й, три поколения жителей: войны, революции, оккупация, партизанский отряд, а также любовь, смерть, предательство, преступления и подвиги, и иногда их трудно отличить друг от друга. Война воистину народная против нацизма. Как написал мне один читатель, он понял идею следующим образом: роман иллюстрирует популярную мысль о том, что патриотизм – последнее прибежище негодяя. Только с одной важной оговоркой: патриотизм – настолько священная вещь, что облагораживает даже негодяя. Не сказать, что я был бы в восторге от такого понимания, но что есть, то есть. У меня есть роман «Москаль», там я развивал «мысль украинскую», «На кресах всходних» соответственно «мысль белорусская». Великий исторический тре­угольник. Нам от прошлого досталась эта «славянская теорема», наша очередь попытаться найти её решение.

– Долго ли работали над романом?

– Что касается сроков работы – думал долго, писал быстро.