Олеся Николаева: «Европейцы будут искать в России то, что потеряли»

Апр 21 2018
18 апреля 2018 года профессор Литинститута Олеся Николаева и Владимир Вигилянский встречались с читателями в Таллине. В эксклюзивном интервью "Sputnik Эстония" русская поэтесса и ее муж, протоиерей Русской православной церкви, рассказали об информационном обществе, либерализме и столкновении двух цивилизаций.

В апреле в формате традиционных встреч в медиа-клубе "Импрессум" Таллинн посетили известная русская поэтесса и прозаик Олеся Николаева и ее муж, протоиерей Русской православной церкви Владимир Вигилянский, в прошлом выпускник отделения критики Литературного института, научный сотрудник Института искусствознания, член редколлегии журнала "Огонек" и главный редактор приложения в газете "Московские новости".

Супруги — люди творческие и тонко чувствующие человеческую природу, на многие болезненные вопросы современной жизни имеют свой, порой неожиданный взгляд, чем и поделились в эксклюзивном интервью "Sputnik Эстония".

Светлана Бурцева: Надо ли в современной литературе рассказывать о душевных поисках человека? Или читатель предпочитает динамичный сюжет без особых психологических углублений?

Олеся Николаева: Со стороны читателей, конечно, произошли изменения — он упростился. Люди постепенно разучились читать большие тексты, осмыслять их, понимать метафоры. Образное метафорическое мышление утрачивается. Люди читают буквальный смысл, а не образы, стоящие за формой. В информационном обществе, когда говорится о голом факте и речь не выходит на некое обобщение, безусловно, по-другому начинает работать мышление. И социальные сети обязывают к краткости повествования, не загруженного психологическими обоснованиями, мотивировками.

С другой стороны, велико влияние кинематографа, сериалов, где практически нет психологического обоснования поступков героев. Они скорее функции сюжета, чем живые персонажи.

Мне как писателю, конечно, интересны тайные механизмы в человеке, его глубина, где, как говорил Достоевский, Бог борется с Дьяволом.

— Может, в современном мире и не нужны такие тонкости восприятия и понимания?

— Нужны. Иначе мы вынуждены будем говорить о том, что произошла какая-то антропологическая катастрофа и человек утрачивает свои основные функции.

— А правильно ли люди понимают понятие свободы?

— Если мы отсекаем идею бессмертия человеческой души, тогда, безусловно, наша жизнь, ограниченная только земным существованием, предстает для нас более или менее удобной клеткой, из который выход только один — в гроб. Но это пугает человека, и он старается по максимуму взять от жизни. Это не свобода.

— Разные менталитеты у русских и европейцев?

— Безусловно. У европейцев принято так, что если у человека какое-то несчастье, к нему не надо приближаться, потому что он будет тебя грузить своим настроением. И нельзя рассказывать о своих проблемах — это неприлично. В России, у русских все наоборот. В несчастье необходимо быть рядом, поддерживать, помогать, делиться.

— Что же ждать людям в таком мире?

— Надо в каждой ситуации найти что-то хорошее. И любые преобразования в жизни надо начинать с себя. Вот сейчас разрушена иллюзия того, что в Америке рай, а в России все плохо. На самом деле в России хорошо и свободно. Например, нет страшнее цензуры, чем в Америке.

Читать полностью...