Олеся Николаева побывала в Русском центре

Окт 29 2018
23 октября 2018, в рамках проекта «Русские писатели в Средней Азии», осуществляемым Душанбинской епархией при грантовой поддержке «Православной инициативы», руководитель поэтического семинара в Литинституте Олеся Николаева посетила Душанбе. Портал "Русский мир" опубликовал репортаж со встречи Олеси Александровны со студентами Российско-Таджикского (Славянского) университета.

23 октября 2018 года в Русском центре Российско-Таджикского (Славянского) университета состоялась встреча студентов факультета русской филологии, журналистики и медиатехнологий с профессором Литературного института имени А. М. Горького, членом Союза писателей СССР, поэтессой Олесей Николаевой.

В ходе беседы со студентами Олеся Александровна рассказала о себе, своей творческой судьбе, о том, что она дочь поэта-фронтовика А. М. Николаева. Окончила Литературный институт им. А. М. Горького (семинар Е. М. Винокурова). Начала писать стихи с семи лет, прозу – с пятнадцати. В восьмидесятые годы вместе с мужем посетила Ракитное – пустыньку старца о. Серафима Тяпочкина, и это переменило всю их жизнь: они крестились, обвенчались, стали посещать богослужения, ездить в паломнические поездки в различные монастыри, у них появилось множество друзей среди монахов и священнослужителей, которые помогали им получать богословское образование. В дальнейшем муж Олеси Александровны принял сан.

Олеся Николаева выступала со стихами и лекциями в Нью-Йорке, Женеве и Париже, преподавала древнегреческий язык монахам-иконописцам Псково-Печёрского монастыря, работала шофёром игуменьи Серафимы (Чёрной) в Новодевичьем монастыре (1995 г.), в 1998 г. была приглашена в Богословский университет святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова читать курс «Православие и творчество» и заведовать кафедрой журналистики. Ведёт семинар поэзии в литинституте (с 1989 г.), член Союза писателей (с 1988 г.) и член Русского ПЕН-центра (с 1993 г.). Муж Олеси Александровны – священник Владимир Вигилянский, у них трое детей.

Олеся Николаева – автор многочисленных стихов, романов, эссе, которые объединены в различные сборники: «Инвалид детства», «Апология человека», «“Небесный” огонь и другие рассказы», «Ничего страшного», «Тутти: книга о любви» и т.д.

Олеся Александровна читала свои стихи, в которых освещаются повседневные, но актуальные нравственные, религиозные вопросы. На слушателей они произвели неизгладимое впечатление своей неординарностью, проникновенностью, теплотой чувств. Сама Олеся Александровна произвела на слушателей впечатление как человек, относящийся к людям с особенной теплотой, как мастер слова, отличный педагог. Особенно взволновало читателей стихотворение «Диалог Души и Мира»:

Являясь в мир, ему говорит душа:
— Посмотри, как я необыкновенна, как хороша!
И всё вокруг оживает от моей красоты,
потому что крепко связаны я и ты.
Моя музыка заливается, и простор поёт.
И всё твоё от моих источников пьёт.

А мир отвечает:
— Ничего в тебе этакого, необычного:
ты — одна из всех:
пуговица на моём кафтане, на блюде моём — орех.
Стоишь себе среди прочих в общем ряду:
как сосна в лесу или трава в саду.

А душа говорит:
— Во мне райский сад, и лукавый змей, и Адам,
я тебе даю имена и прозвища тоже дам.
История твоя, мир, у меня с изнанки — выколото тату.
Читается нараспашку и на лету.

А мир отвечает:
— Ты — нищенка, пятаки
собирающая на паперти, в твои кульки
столько ветоши понапихано: детские годы — «тю-тю», «лю-лю»,
и эти картинки с названием непонятным: «Люблю, люблю».

Говорит душа:
— Я слишком богата, и я могу
обладать морями, сидя на берегу,
крутить так и сяк горою, стоя в низине дней,
и на вершине строю город из небесных камней.

А мир отвечает:
— Кладбище — твой удел.
Растут там паслён, да сурепка, да чистотел.
А мёртвые — заперты в темноте могил.
И за ними ещё никто ниоткуда не приходил!
И никто не видал, чтоб сама по себе душа
возле тела бродила, как возле оставленного малыша.

Говорит душа:
— Всё равно — для Творца я дороже всех:
и тебя, мой мир, и иных миров, и эпох, и вех,
и пространства вместе со временем, и культур.
А когда мне твердят обратное — это — чур!

…Потому, мой мир, как ты весь —
из моих костей и составов, в моей крови,
мне не шли вестей, не диктуй уставов, за руки не лови.
Не сули мне грош, не дари мне брошь,
не толкуй мне ложь, — шелестя, шурша.

Потому что ты оттого пригож, оттого хорош,
что душа моя хороша!