Последний блокнот Константина Ваншенкина

Апр 17 2017
В "Российской газете" опубликована статья Павла Басинского о книге стихов Константина Ваншенкина, недавно вышедшей в издательстве "Текст".

Если бы от Ваншенкина остались только его песни: "Я люблю тебя жизнь...", "Алеша" ("Белеет ли в поле пороша"), "Вальс расставания" ("Кружится, кружится старый вальсок"), "Я спешу, извините меня", "Как провожают пароходы..." и другие, незабываемые, - то и этого было бы достаточно для его бессмертия, потому что песни эти будут петь всегда, пока поют на русском языке. Но Ваншенкин был и просто замечательный поэт, непретенциозный, но и ни на кого не похожий, со своим поэтическим почерком, своими темами, а вернее поворотами этих в общем-то классических тем.

<...>

У Ваншенкина в его военной лирике это вообще какая-то сквозная тема - одиночество в смерти, даже и на войне, даже и там, где смерть вроде бы красна. Если задуматься, то и Алеша, "в Болгарии русский солдат", у него одинок "над горою". (А сегодня уж тем более.) Поэта как-то никогда не обманывала тема "коллективной смерти", перед ней все одиноки...

Вот и в последней книге то же. Только не о смерти, а о госпитале. Всё стихотворение - четыре строки. Называется "Молодость товарища": "Из госпиталя - без ноги, // В шинельке из суконца пегого, // Среди начавшейся пурги, // Где встретить некому и некого".

<...>

Почему "Оксфордский блокнот"? Дочь подарила отцу, когда он лежал в больнице, блокнот с закругленными краями. Его удобно в карман положить, с собой носить, а длинные стихи писать неудобно. Удобно - только короткие, в одну-две строфы, не больше.

Но это ироническое объяснение поэтической краткости Ваншенкина в конце жизни. Вот что пишет в предисловии к книге критик Сергей Чупринин: "Сказать о самом себе коротко. Еще короче. Еще проще. И еще точнее. Вот, похоже, цель, какую Константин Ваншенкин ставил перед собою в последние годы жизни".

Читать дальше...