Вы здесь

«Писатель должен быть бесстрашным, но не бесстыжим» - интервью с Олегом Павловым (Дискурс)

«Писатель должен быть бесстрашным, но не бесстыжим» - интервью с Олегом Павловым (Дискурс)
Published: 
2016 Июн

В журнале "Дискурс" опубликовано интервью с известным писателем, руководителем семинара прозы в Литинституте Олегом Олеговичем Павловым.


Лауреат литературных премий многих журналов, «Русского Букера», премии Александра Солженицына, Олег Павлов, по свидетельству Википедии, с 2004 года «отстранился от участия в литературной жизни и почти не публиковался в периодической печати». Почему писатель замолчал? И молчал ли он? За это время в Европе вышли многочисленные переводы его книг, почти ежегодно его романы входили в списки европейских премий, о нем много писали. На Западе. В России его последний роман «Асистолия» вышел в 2012 году.
Олег Павлов вел творческий семинар в Литературном институте и на Высших литературных курсах. Импровизированная беседа после лекции была записана одной из слушательниц, и эта счастливая случайность дала возможность «Дискурсу» начать публикацию «Уроков литературы» – книги о литературе и практике литературного мастерства, которую Олег Павлов готовит к печати.

– Нормально ли испытывать некую ломку и дискомфорт во время работы со своим текстом?

– Наступает такой момент, когда ты уже не можешь не писать, настолько измучен своим замыслом. Но это тяжелая работа. Легкое дыхание – второе условие работы. Первое – тяжелое, грубое: нужно просто заставить себя писать. После того как ты заставил себя писать, обязательно придет второе дыхание, когда тебе захочется переписывать, развивать. Потом наступает великолепное время – время работы с тем, что ты уже написал, редакторская правка. Она очень важна. Сильнее те писатели, которые сильны как редакторы. Творчество – преодоление себя во всех смыслах. А преодоление легким не бывает. 
Способность к преодолению нужна писателю и для того, чтобы иногда чего–то не писать. Тарковский говорил: важно не просто снять фильм, важно еще не снять фильм. Важно что-то не писать: не свое, чужое, не пойти на какую-то сделку с самим собой, на компромиссы. Промолчать. Надо жить главной идеей, главным замыслом, не пытаться обрасти ворохом рукописей. Здесь невозможно без интуиции. Она ведет художника по жизни.

– Стоит ли делать карты романа (прописывать сюжетные линии, героев)? 

– Всем помогает разное. Если это вам помогает… Я иначе поступал. То, что становилось началом романа, писал в конце, а сначала писал конец романа. У меня работа идет всегда наоборот, идет сборка. В тот момент, когда пазл начинает сходиться из разных кусков, я понимаю, что все правильно. Когда совершенно разные куски прозы, написанные с идеей этого романа, начинают срастаться.

– Нормально ли обнаруживать в своем творчестве следы какого-то произведения, элементы стиля?

– Нормально. Учиться надо всегда, это полезно. Вот я только сейчас понял для себя секрет чеховской прозы… Чехов знал один секрет: человек, даже последнее зверье, – сентиментален. Любой чеховский рассказ сентиментален. Он не начинает рассказ с правды, но всегда ею заканчивает. Начинает с обмана. Правда для Чехова – конец, это жестокая вещь. Жестокие развязки своих вещей он откладывал на последний момент. Он понимает, что человек боится правды, пугается правды. Он всё про человека знает. 
Вообще – читают сентиментальные книги. Чтобы тебя читали, нужно быть сентиментальным. Сочувствие вызывает только то, что может растрогать человека. Мы – сентиментальны, трогать будет что-то простое. Но за тем, что вы пишите, должно быть эхо впечатления от искусства. Оно существует всё время. В каждое новое время вопрос может задаваться по-разному, но вопрос один и тот же. Если описывать что-то без эха, то это не более чем событие вашей личной жизни. Ахматова: «Личное так и не стало искусством…». Эхо нужно в себе искать, находить. Есть такое редакторское определение – «бескультурная проза»: нет эха. Слишком частное понимание жизни. 
Как только вы отвечаете на вопрос, что такое вера, правда – появляется монолог. Монолог – важнейшая часть прозы. Люди начинают говорить о том, что их мучает. Любой ваш ответ может статьтемой рассказа. Без темы нет писателя. Это ваше понимание правды, совести. Это нужно изобразить. 
Тема всегда личная у писателя, но личная – значит нравственная. Русская психологическая проза – об отношении людей к этим вопросам.


Полностью текст доступен на сайте журнала.

Publications

23 марта в Таллине прошла встреча с известным русским писателем и драматургом, руководителем творческого семинара в Литинституте Александром Сегенем и его женой - п
21 марта в парижском книжном магазине Les Editeurs Reunis (YMCA-PRESS) прошла презентация книги заведующего кафедрой зарубежной литературы Бориса Николаевича Тарасова "Pa
22 марта исполняется 100 лет со дня рождения известного литературного и общественного деятеля, в 1955-1958 годах - ректора Литинститута Виталия Михайловича Озерова.