Вы здесь

Марина Рунович беседует с переводчицей Мариной Бородицкой (Ревизор.ру)

Марина Рунович беседует с переводчицей Мариной Бородицкой (Ревизор.ру)
Published: 
2017 Янв

Корреспондент портала РевизорРУ, студентка очного факультета Литинститута Марина Рунович побеседовала с переводчицей Мариной Бородицкой и расспросила ее об особенностях профессии, начале пути, любимых авторах и "страшноватенькой" детской литературе.


М.Р.: Знаю, что Вы с раннего детства читали и хотели поступать на филфак, поближе к литературе, но в итоге из-за "пятой графы" вам пришлось пойти в МГЛУ Мориса Тореза (тогда это называлось "Ин-Яз"). А переводческое отделение Литературного института вы не рассматривали?

М.Б.: Литературный институт я не рассматривала, и, честно говоря, в шестнадцать лет я даже не знала, что он существует. Но даже если бы знала, что я могла туда отнести? Нужны ведь работы для творческого конкурса. У меня уже были какие-то переводы, но я прекрасно понимала, что это лишь первые ученические шажки, что их не нужно обнародовать, а должно пока стыдиться.

М.Р.: Интересно, что в "Фотоне", помимо других руководителей, был как раз Евгений Солонович, ныне мастер семинара художественного перевода в Литинституте.

М.Б.: Да, чудесный, абсолютно чудесный переводчик с итальянского, я его просто обожаю! В последнем выпуске "Литературной аптеки", которую мы с Жанной Переляевой почти 20 лет ведем на радио "Россия", я прочла — а мы говорили как раз о художественном переводе, о его целебной, лечебной силе (поскольку у нас "аптека" всё-таки, хоть и литературная) — его замечательное стихотворение "Переводя Монтале". Там есть отличные строки: "Третьим лишним в гондоле качаюсь / с Беатриче твоей визави", — замечательно!
М.Р.: А есть ли у Вас любимый переводчик или любимые переводы?

М.Б.: Очень люблю всех этих трёх замечательных людей, которые первыми начали со мной заниматься: Андрей Сергеев, англист; переводчик с итальянского Евгений Михайлович Солонович и совершенно гениальный переводчик с испанского Павел Грушко. И, конечно, я очень люблю Маршака. Мы недавно с Григорием Кружковым наперебой друг другу читали "Королева Британии тяжко больна" и ахали: сколько раз мы это читаем и знаем наизусть, но это такая алмазная чистота! Так мог только Маршак, его ещё никто не "перемаршачил". Я и сонеты Шекспира предпочитаю в переводе Маршака. Конечно, я люблю и классические переводы Пастернака. Люблю переводы с французского Михаила Яснова. У меня много любимых переводчиков. Недавно ушёл из жизни Игнатий Ивановский, автор замечательного четверостишия: "Луна взошла на небосвод / И отразилась в луже. / Как стихотворный перевод: / Похоже, но похуже". Но у него-то никогда "похуже" не получалось — он сделал самые гениальные баллады о Робин Гуде на русском языке, которые только можно вообразить. Вообще хороших переводчиков у нас очень много, нам сильно повезло и сейчас продолжает везти, потому что во все кривые и чёрные времена перевод и детская литература были такими областями, куда поэт мог эмигрировать. А сейчас то же самое происходит, и я снова предвижу большой взлёт переводческого искусства.

Полностью текст интервью доступен на портале Ревизор.ру.

Publications

23 марта в Таллине прошла встреча с известным русским писателем и драматургом, руководителем творческого семинара в Литинституте Александром Сегенем и его женой - п
21 марта в парижском книжном магазине Les Editeurs Reunis (YMCA-PRESS) прошла презентация книги заведующего кафедрой зарубежной литературы Бориса Николаевича Тарасова "Pa
22 марта исполняется 100 лет со дня рождения известного литературного и общественного деятеля, в 1955-1958 годах - ректора Литинститута Виталия Михайловича Озерова.