Вы здесь

Стихи до Айовы доведут (Студенческий пресс-центр)

Стихи до Айовы доведут (Студенческий пресс-центр)
Published: 
2016 Дек

В своих материалах Студенческий пресс-центр рассказывает о том, как полезно начинающему писателю участвовать в различных литературных конкурсах. На сей раз пердмет разговора - «Программа для молодых писателей в США».


Стихи до Айовы доведут

Разговор с Марией Галкиной о «Программе для молодых писателей в США»

- Как ты стала писать стихи?
- Мне было лет шесть. Я писала стихи, когда ходила на танцы. Зимой я шла, слушала шаги и: тук-тук-тук, - только потом я начала понимать, что я делаю… Первое стихотворение было про то, как зима уходит, но оставляет почку. Это было что-то вроде японского хокку, но тогда я не знала, что это было хокку.

- У тебя есть публикации?

- Да, в журнале «Знамя». Это вышло случайно. В прошлом году, после форума в Липках, Ольга Юрьевна Ермолаева попросила прислать ей стихи.

Это хороший опыт. Когда ты видишь свой текст напечатанным в журнале или в интернет-пространстве, к которым обращаются критики и литераторы, то твоё восприятие меняется. Самое ценное в публикациях, как и в творческих семинарах в институте, - то, что ты выносишь свой текст на обсуждение. Ты дистанцируешься от него.

- Как ты нашла конкурс «Программа для молодых писателей в США»? И как часто ты участвуешь в конкурсах?

- Сейчас я уже не так активно принимаю участие в конкурсах, но в прошлом году я много выступала, участвовала в различных конкурсах и слэмах. А «Программу» я нашла просто в новостной ленте ВКонтакте.

- Как происходил отбор?

- Это был один из самых интересных отборов. Нужно было отправить по восемь страниц работ и на английском, и на русском, причём тексты не должны совпадать. Это страшно. Когда подходил дедлайн и пора было сдавать, мне не хватало нескольких страниц английского текста и пришлось переделать своё старое эссе в пьесу про человека с раздвоением личности.

Ещё было задание с двумя темами на выбор. Одна из них - написать короткий рассказ, чтобы в нем присутствовали: каноэ, сломанный зонтик, старый диван и так далее. Затем выбрать место из предложенных: тёмный лес, на рассвете... Я взяла вторую тему. Была дана ситуация: вы завтракаете, и кто-то стучится в дверь, он заходит и садится перед вами, и кто он? Об этом нужно написать рассказ.

Но мне сложно настроить себя писать по заданию. В итоге я написала странную вещицу про милую бабку, и поняла, что она подходит, потому что бабка может зайти и за завтраком, и в любой другой момент. Это же бабка.

Потом мне сказали готовиться к собеседованию на английском, и я очень волновалась. На деле оказалось, что это просто милый разговор о том, кто я и что мне нравится читать.

- Как вы добрались?

- Наша дорога была с приключениями. Мы провели ночь в аэропорту Далласа, словно в сюрреалистическом кино. Аэропорт в урбанистическом стиле: стеклянные двери и полумрак. Было дико холодно из-за кондиционеров, кончились пледы и раскладушки, но дружелюбные ребята одолжили мне одеяло. Мы почти не спали. На следующий день поехали в Айову. 

В холле нас встретили ребята – радостные арабы и американцы. Они приехали раньше и уже отдохнули. Тут же начали с нами знакомиться, обниматься. Едва мы успели переодеться, и нас сразу же повели в зал на открытие.

- Трудно было общаться на английском?

- Сначала был шок: ты в чужой стране, все говорят по-английски, и всем от тебя что-то нужно… Но это проходит; буквально через пять минут встраиваешься и уже русский начинаешь забывать. Потом с нашим мастером, американской писательницей Алисой шутили, что это эмигрантский русский: начинаешь предложение на русском, а заканчиваешь на английском или наоборот.

- Откуда собрались другие делегаты?

- Десять человек из России: ребята из Москвы, Новосибирска, Самары, Екатеринбурга, Улан-Уде. Двенадцать американцев из разных уголков страны: Калифорнии, Сутлэк-Сити, Нью-Джерси... Обширная география была у арабов: Марокко, Алжир, Ливан, Иордания.

- Какой была программа, чем занимались?

- У нас был интеллектуально насыщенный день. Общие лекции по всемирной истории на английском. На литературном мастерстве мы читали тексты из специального учебника, а потом - дискуссия. Учебник был довольно увесистый из-за того, что там тексты на трех языках, но мы прошли его за две недели. Я очень много узнала о современной американской поэзии. Все обсуждения были очень ценные, и мы написали коллективный текст по мотивам стихотворений. Нужно было соотнести части лица и тела с географическими объектами и историческими явлениями.

Ещё нам рассказывали о Хлебникове. Довольно забавно, что многие американцы знают Хармса, но не знают Хлебникова. А Маяковский так потряс всех студентов, что один мальчик выучил на русском несколько строк, и очень смешно говорил: «Я басаногий брадяга Янковский», по аналогии с Маяковским.

И у нас были творческие семинары, как в Лите, только каждый день. Мы обсуждали конкурсные тексты на русском с русской группой, а потом писали этюды на разные смешные темы. Это было очень продуктивно, потому что тексты ребят быстро прогрессировали.

- Были интересные знакомства?

- Одна из самых ценных вещей – это друзья, которые появились. У меня не хватит пальцев, чтобы посчитать все подарки, которые нам подарили ребята из арабских стран. Пожалуй, они были самыми открытыми и щедрыми.

Все участники часто ходили в кафетерий, гуляли, играли, делились музыкальными вкусами. Последний день был днем кулинарного опыта, и мы вместе готовили.

Мы до сих пор часто созваниваемся и общаемся, несмотря на разницу во времени. Это ценно.

- Задача, которую в какой-то мере ставил этот конкурс – сблизить людей – была осуществлена?

- Да! Мы узнали, что несмотря на то, что мы такие разные, нас связывает что-то очень важное. Не взирая на разницу культурных бэкграундов, в которых мы выросли, и на разницу воззрений на какие-то религиозные вопросы или исторические, мы все очень похожи тем, что мы все стремимся к свободному обществу, к гражданским ценностям, тем, что интересуемся поэзией, литературой, искусством.  И хочется надеяться, что наши дети и внуки не будут воевать и не будут делать всех этих жутких вещей.

- Что больше всего понравилось?

- Мы очень удачно попали на день независимости Америки. Мы находились в Капитолии, был потрясающий салют и айовцы приходили с раскладушками, и подушками, и одеялами. Ложились прямо на траву, смотрели салют, и все были счастливы. Мы ещё попали на джаз-фестиваль, который тоже проходил в Капитолии. Единственная сложность - наш график был гиперплотным, и иногда хотелось просто общения.

- Может быть, с тобой произошла какая-то интересная история в Америке?

- Да, замечательная история! У меня появился ещё один друг маргинал. (Смеётся) Когда я наконец-то улучила свободную минутку, я пошла в центр прогуляться. И я увидела потрясающего дедушку со скрипкой. Он меня окликнул и сразу угадал, что я из России. Мы разговорились. Он читал свои стихи, мы обсуждали проблематику поэзии Ахматовой, говорили о литературе, искусстве. Я сфотографировала его на память.

- Где и как вы жили?

- В общежитии, в Америке это называется кампус. Моей соседкой была Джейн из Калифорнии. Она часто пела, мне все это напоминало бродвейский мюзикл.

Нас вкусно кормили, хотя еда в Америке отличается от нашей – более концентрированный вкус. Если солёное, то очень солёное, а если сладкое, то очень сладкое! Если это шоколадный кекс, то ещё с шоколадной глазурью, шоколадной посыпкой, а внутри шоколадные капли. Съела один, а кажется, как будто съела три торта.

беседовала Мария Храмова

Фото из личного архива героя


Фотоматериалы

Стихи до Айовы доведут  Стихи до Айовы доведут  Стихи до Айовы доведут  Стихи до Айовы доведут

Publications

На портале информационного партнера Литинститута - РевизорРу опубликована заметка Оксаны Лисковой о Литературном институте. Творческий вуз для писателя – миф или реальнос
В "Независимой газете" опубликован отчет Михаила Николаевича Попова о межвузовской научно-практической конференции с международным участие
Корреспондент портала РевизорРУ, студентка очного факультета Литинститута Марина Рунович побеседовала с переводчицей Мариной Бородицкой и расспросила ее об особенностях п