Анна Берсенева: «Нормальному обществу необходимы граждане, умеющие думать»

Дек 4 2017
Доцент кафедры художественного перевода Татьяна Александровна Сотникова, пишущая под псевдонимом Анна Берсенева, в интервью Информационному агентству «Охтинский пресс-центр» рассказывает о том, без чего не обойтись писателю, больно ли ранит читательское непонимание, в какой стране мира хотелось бы жить, а также о том, что такое любовный роман и почему книги Анны Берсеневой относить к этому жанру не следует.

В интервью Охтинскому пресс-центру писатель и сценарист Анна Берсенева прямо и жёстко говорит о том, что думает, не скрывает убеждений, даёт оценку хамству и избеганию «политики».

— Ваши романы в 2001 году открыли в издательстве ЭКСМО новую серию «Мужчина и женщина», но Вы утверждаете, что не пишете любовных романов, что это книги о жизни. Расскажите, как Вы работаете над книгами? Что самое сложное для писателя, а что даётся легко?

— У меня и до серии «Мужчина и женщина», и после неё было много разных названий. Название серии обычно придумывают издатели. Я тоже принимаю в этом участие, конечно, но последнее слово за ними. Это естественно, ведь им предстоит продавать мои книги, а это процесс очень нелёгкий, особенно сейчас, когда общественная апатия сказывается на всех сферах деятельности. Я же по-прежнему могу сказать, что любовных романов никогда не писала. Любовная линия, разумеется, есть в каждом из них, но она есть вообще в любом романе мировой литературы, разве что в «Игре в бисер» Германа Гессе она не слишком выражена, по-моему. Но ведь любовный роман — это не любовная линия, а определённый жанр, который строится из готовых кубиков-штампов и имеет свои довольно жёсткие правила, которым я не следую. Книга у меня всегда появляется как ответ на какой-то важный для меня вопрос, на который не может быть простого ответа. Читатель сам должен этот ответ в себе почувствовать, прочитав книгу, и я надеюсь, что это получается. Ну вот, например, когда я писала трилогию, первый роман которой называется «Звезда по имени Эстер» (сначала он был издан под названием «Нью-Йорк — Москва — любовь», но потом оказалось, что есть такой фильм, и название романа я поэтому изменила), то этот вопрос — вернее, вопросы — звучали для меня примерно так: что ведёт человека по жизни? что не позволяет ему растечься бесформенной лужей, сгинуть под ветром жизни? гены ли это, воспитание, или житейские обстоятельства? Не думаю, что ответить можно однозначно — ну вот мои герои и отвечают каждый по-своему. Что до трудного и легкого… Ничего лёгкого нет в любой работе, которую ты делаешь с самоотдачей, всё требует большого внутреннего усилия. Постоянства воли, как называл это Лермонтов.

— Вам часто пишут читатели? Насколько важны для писателя положительные или отрицательные отзывы?

— С появлением площадок, на которых обсуждаются книги, и социальных сетей я вижу немало отзывов о своих романах. Отзывы разные, что естественно. Я благодарна тем читателям, у которых нахожу понимание. Неприятно, когда пишут глупости, особенно снисходительным тоном, неприятно хамство, но не могу сказать, что это меня как-то ранит, потому что я давно уже заметила: хамский тон обычно появляется именно в тех случаях, когда его носители неумны. А вот что очень удивляет в отзывах последних нескольких лет, это возмущение: «Зачем она вставляет в книжки политику, ведь у неё любовные романы». Я не имею в виду платных троллей, которых появилось много, но — граждане, да вы что? Какая политика — это наша жизнь, это то, что напрямую влияет на всё, что с нами происходит, на все наши отношения, и в любви, и в семье в том числе. Я уж не говорю о том, что в первичной истории человечества, в античности, вообще не считался полноценным человеком тот, кто не участвовал в жизни общества. Но уж сейчас-то как можно требовать от сколько-нибудь думающего человека, чтобы он делал вид, будто не понимает, что происходит — что власти толкают страну в пропасть, и нас вместе с ней? И как можно обойти «политику», если пишешь о современности? Герои что, из-под одеяла носа не высовывают? Самое смешное в этом то, что во всех моих книгах, начиная с самой первой, герои участвовали во всех событиях так называемой политики, от Октябрьской революции до чеченских войн. Буквально — нет ни единого сколько-нибудь значимого события ХХ века, которое не отразилось бы в моих романах. И вдруг, когда их действие, происходящее в современности, естественным образом оказалось связано с крымскими событиями или с протестами на Болотной, это вызвало вопрос «а при чём здесь любовный роман». Жизнь наша здесь при чём, вот и всё. Люди мне интересны, а не амебы.

— Расскажите об экранизации Ваших книг?

— У меня экранизировано пятнадцать романов, по ним сняты многосерийные фильмы по моим же сценариям, они прошли на Первом канале и канале «Россия». Есть и фильмы, для которых мы в соавторстве с Владимиром Сотниковым написали оригинальные сценарии. Хотелось бы, чтобы эта работа продолжалась, но уж как сложится.

Читать дальше...