Алексей Варламов об Андрее Платонове: «Окаянное счастье»

Авг 28 2017
На портале ГодЛитературы.рф опубликовано интервью с ректором Литинститута Алексеем Николаевичем Варламовым, посвященное писателю Андрею Платонову.

28 августа родился Андрей Платонов, вершинная фигура русской прозы ХХ века, писатель, которого не было бы, если бы не было 1917 года.
Плоть от плоти и кровь от крови своей эпохи — из рабочей семьи, участник Гражданской войны, коллективизации, индустриализации, любивший и разделявший все эти идеи — он поставил перед эпохой художественное зеркало, очень необычно отразившее трагедию времени. Автор книги «Андрей Платонов» в серии ЖЗЛ, известный писатель Алексей Варламов рассказывает о тайне этой личности.

Елена Яковлева: Его хоть и называют прототипом булгаковского Мастера, но такое ощущение, что у него была внутренняя защита от критики.

Алексей Варламов: От критики не страдал один Алексей Толстой. Как-то убедил себя, что мне, мол, наплевать. Булгаков страдал невероятно, подклеивал все отрицательные рецензии в тетрадочку, 300 штук их накопил.

Вызывающий общее раздражение, ершистый Платонов часто был невысокого мнения о своих собратьях. Это видно по пьесе «14 красных избушек». Но при этом не был равнодушным к критике. Надменности и горделивости, что он де выше всех зоилов, и пишет, что хочет, и живет как хочет — в нем не было. Но страдая от критики, он всегда отвечал на нее публично. И много сохранилось этих ответов.

Е.Я.: Почему сегодня поутих интерес к Платонову?

А.В.: После насыщения жажды на запрещенную литературу произошел, может быть, некий спад интереса к нему… Но когда в Воронеже собирается платоновский фестиваль и на него привозят спектакли по Платонову со всего мира, мне трудно согласиться с утихающим интересом… Он — романист, драматург, поэт, публицист, критик, киносценарист, изобретатель, он — целая Вселенная. Интерес к столь большому явлению не может затухнуть.

Другое дело, что он сложный для восприятия писатель. И современному читателю, которому нравится все облегченное и упрощенное — лайт, может быть, трудно продраться к Платонову. Платонов, конечно, не лайт, он — хэви или хард. И публике, привыкшей к телевизору и водевильным вещам, он может показаться сложным.

Но в глубинном смысле интерес к нему не может ослабнуть. Мне, наоборот, кажется, что мы Платонова еще для себя не открыли. У нас, например, мало фильмов по его произведениям…

Е.Я.: А «Одинокий голос человека» Сокурова? А «Любовники для Марии» Кончаловского?

А.В.: Они сняты по его рассказам. Однако никто не снял фильм по «Котловану» или «Чевенгуру». Никто из великих режиссеров первого ряда не снял «Счастливую Москву». Поэтому я уверен, что все еще впереди.

Е.Я.: Его присутствие в нашей культуре говорит о том, что наш ХХ век был нам не зря попущен?

А.В.: Все, что с нами происходит, не зря попущено. Но претерпев все, что мы претерпели в ХХ веке, мы должны из этого вынести для себя что-то очень важное. Хотя бы научиться относиться к своей истории по-платоновски. Честно. Благодарно. Глубоко. И сложно.

Читать дальше...