Кафедра художественного перевода

Художественному переводу, вероятно, столько лет, сколько существует художественная литература. Однако многие десятилетия писать о нем было не принято, а если и писали, то в основном с позиций критики самого перевода, то есть результата труда того или иного переводчика, не особенно вникая в проблемы процесса перевода, поскольку не считали эту форму литературной деятельности творческой. Вне поля зрения критиков и исследователей оставались личность самого переводчика, «муки его творчества», сфера «возникновения» специалистов этой уникальной профессии.

И это притом, что художественный перевод занимает значительное место в общем объеме всей переводческой деятельности. К тому же, с ним человек связан всю сознательную жизнь (сказки датчанина Х.-К. Андерсена, немцев Я. и В. Гримм, француза Ш. Перро дети узнают намного раньше, чем осваивают азбуку родного языка). Да и читателей переводов намного больше тех, кто может читать литературу в подлиннике, особенно если речь идет о писателях и поэтах, которые творят на не очень распространенных языках. Какая читательская аудитория была бы у аварца Расула Гамзатова, португальца Ж.М. Эса ди Кейроша, чеха Ярослава Гашека, албанца Исмаиля Кадаре, поляка Адама Мицкевича, норвежца Генрика Ибсена, не будь переводов их произведений на языки народов мира?  Благодаря переводам современный русскоязычный читатель имеет в своем распоряжении огромную библиотеку мировой литературы  – от первых дошедших до нас письменных памятников до самых современных произведений изящной словесности.

Несмотря на всё это, в литературной среде многие годы существовало устойчивое мнение, что писатель – это творец, у которого талант, а переводчиком может быть любой, знающий иностранный язык, ему ведь не надо сочинять, он просто переводит уже сочиненный текст. Да и большинство писателей, бравшихся за перевод, рассматривало переводческую работу как побочный заработок к своему основному труду – творческому. Специально подготовкой переводчиков художественной литературы никто долгое время не занимался.

И только с середины прошлого века ситуация стала меняться, специалисты и ученые нашей страны (в Европе чуть раньше) всерьез заговорили о художественном переводе как форме литературного творчества, встали вопросы истории и теории художественного перевода на основе обширной переводческой практики с ее богатым опытом, традициями и новациями, а также подготовки профессиональных переводчиков.

Историки, критики, теоретики и практики художественного перевода стремились не только поведать коллегам и миру о накопленных знаниях и опыте, но  и объединить их в некую дисциплину – переводоведение. Тогда же начало складываться убеждение, что художественный перевод  – это не просто перевод с одного языка на другой, это – искусство, которым могут успешно заниматься только люди творческие, художники слова, одинаково хорошо владеющие как родным языком, так и иностранным, и которые рассматривают литературный перевод, прежде всего, как акт творческого восприятия и воспроизведения подлинника; что переводчиков художественной литературы необходимо готовить.

Можно ли научить и научиться художественному переводу? И нет, и да. Талант – это от Бога, он любо есть, либо его нет, и тут никакие даже самые расчудесные учителя не помогут. А вот помочь одаренному человеку найти свой путь к переводческому мастерству и овладеть им, облегчить ему трудности воссоздания подлинника на другом языке вполне возможно. И начинать надо с освоения переводческой грамоты: иностранного и родного языков, литературы, истории и культуры страны изучаемого языка, истории и основ теории художественного перевода, опыта мастеров перевода прошлых лет… Лучшей на сегодняшний день формой такой подготовки является творческий семинар во главе с известным Мастером.

Поэтому с 1955 года в Москве в Литературном институте, имевшем к тому времени серьезный опыт подготовки будущих прозаиков, поэтов и драматургов, впервые в мировой практике была начата системная подготовка переводчиков художественной литературы. Она опиралась  на уникальный опыт переводческих семинаров при Союзе писателей и его региональных отделениях, которыми руководили признанные мастера этого вида литературного творчества, а также на опыт факультативов, спецкурсов и спецсеминаров по художественному переводу на филологических факультетах ведущих вузов страны и достижениях отдельных мастеров в самом Литературном институте, которые работали с талантливой молодежью из национальных республик Советского Союза и зарубежными студентами.

Вначале «мастерская переводчиков» – так называл вновь организованное отделение художественного перевода один из его основателей и первых профессоров Лев Озеров – готовила специалистов  для советских республик, а затем и для стран «социалистического содружества». В разные годы здесь преподавали такие мастера перевода, как К.Р. Барановская, А.Н. Беставашвили, Р.И. Винонен, Д.Н. Воскресенский, С.Ф. Гончаренко, П.М. Грушко, В.Б. Микушевич, Л.А. Озеров, А.П. Прокопьев и другие.

Сегодняшняя «мастерская» готовит литературных переводчиков с четырех языков (английского, итальянского, немецкого и французского), но время от времени проводит специализированные наборы. В недавнем прошлом состоялись выпуски албанского, испанского, китайского, корейского, финского  и чувашского семинаров.

Переводческая мастерская Литературного института объединяет мастеров разных поколений, разных переводческих и литературных традиций, разной творческой судьбы, практиков и теоретиков, которые готовы передать свои знания, навыки и опыт студентам, решившим посвятить себя переводу художественной литературы. Среди них такие известные мастера художественного перевода, как В.О. Бабков,  В.П. Голышев, М.В. Зоркая, Н.С. Мавлевич, А.М. Ревич,  Е.М. Солонович, В.А. Харитонов, А.В. Ямпольская... Встреча Мастера и ученика, их совместная работа в переводческом семинаре – великое педагогическое и творческое таинство, рождающееся в стенах Литературного института. Задача Мастера – превратить алмаз таланта начинающего переводчика в драгоценный бриллиант.

Специфика работы в творческих семинарах такова, что приходится одновременно работать над языком и словом как оригинального текста, так и его перевода, постоянно расширяя знания в области истории, литературы и культуры страны изучаемого языка, воспитывая чувство стиля, меры и вкуса. Наши студенты должны не просто знать иностранный язык, а чувствовать его, ибо при переводе художественной литературы переводится не столько текст, сколько подтекст. Поэтому большое внимание во время семинарских занятий  уделяется стилистике как части поэтики, то есть языку художественной литературы как ее специфической принадлежности, отличающей ее и от других искусств (несловесных), и от обычного, «общего языка» – языка, на котором говорят и пишут все. Именно язык художественной литературы становится для студентов-переводчиков предметом исключительного внимания. И здесь, помимо лекционных и семинарских занятий, большую роль играет самостоятельная исследовательская деятельность в форме курсовой работы («Эстетика слова», «Язык писателя», «Разновидности художественной речи», «Диалектизмы в языке писателя N» и др.).

Особое место при подготовке переводчиков занимает страноведение. Наряду с основными сведениями по географии, природе, народонаселению, истории, культуре, экономике, государственному устройству и вероисповедании страны (стран) изучаемого языка, будущий переводчик художественной литературы получает информацию об общественно-политических, культурно-исторических, демографических, бытовых явлениях, фактах, реалиях и традициях жизнедеятельности страны (стран) и народа (народов); об исторических личностях, сыгравших важную роль в формировании ее (их) облика; о национальном менталитете, о местных праздниках, обрядах и обычаях; об исторических и современных взаимоотношениях между людьми как внутри страны, так и с соседями; о браке, семье и детях; о различиях с принятыми у нас представлениями о времени суток, цветовых ощущениях и сравнениях, национальных художественных образах и символах, о грустном и смешном, красивом и безобразном, современном и консервативном; о национальной кухне и гастрономических увлечениях и изысках; о модниках и ретроградах; о досуге и туризме и многом другом, что помогает понять душу народа (народов), с историей и культурой которого будущий специалист решил связать свою творческую и профессиональную деятельность.

Только обогащенный основами всех этих знаний (учиться придется всю жизнь!), он может приступать к переводу художественного произведения, всегда помня при этом напутственные слова замечательной переводчицы Норы Галь: «Слово требует обращения осторожного. Слово может стать живой водой, но может и обернуться сухим палым листом, пустой гремучей жестянкой, а то и ужалить гадюкой. И Слово может стать чудом. А творить чудеса – счастье. Но ни впопыхах, ни холодными руками чуда не сотворишь и Синюю птицу не ухватишь».

В. С. Модестов, 
зав. кафедрой художественного перевода

Телефон: 
8 (495) 694-07-67
E-mail: 
xydperevod@litinstitut.ru
Кабинет: 
Аудитория №41 (Заочный корпус)