Андрей Геласимов на презентации нового романа Бегбедера

4 сентября 2020 на Московской международной книжной ярмарке состоялась презентация новой книги французского писателя Фредерика Бегбедера «Человек, который плакал от смеха», которую провёл руководитель творческого семинара в Литинституте Андрей Валерьевич Геласимов.

Репортаж Года Литературы:

Прямой эфир с автором, находившимся во Франции и в то же время на расстоянии вытянутой руки от участников встречи, вел писатель и сценарист Андрей Геласимов. Он же стал редактором заключительного романа о жизни Октава Паранго, который уже знаком читателям по книгам «99 франков» и «Идеаль».

«По-моему, этот роман является лучшим в трилогии», — начал беседу Андрей Геласимов, заметив, что Бегбедер стал серьезным, а вместе с ним и его герой, решившийся снять с себя маску шута. Писатель во время видеоконференции подтвердил эту мысль: «Мой роман о юмористе, который устал, который больше не считает себя смешным, который хочет написать что-то серьезное». Если первые две книги о Паранго высмеивают рекламу и искусственную красоту — важные винтики в механизме манипуляции, третий роман говорит о силе самого смеха, который может быть не только средством принятия сложностей жизни, но и грозным оружием.
«Культура насмешки подвергается серьезной критике. Октав Паранго умудрился это сделать, не меняя образа жизни. Все 300 страниц он находится в состоянии сильного алкогольного опьянения» — эти слова Андрея Геласимова заставили собравшихся испытать дежавю (по-французски хотелось и говорить, и мыслить, и даже чувствовать). Догадка зала оказалась правильной: Бегбедер признался, что черпал вдохновение из «одной русской книги про водку Венедикта Ерофеева».

Кроме автора поэмы «Москва – Петушки», русские слушатели без труда уловили в потоке речи фамилию «Гоголь», произнесенную почти без акцента. «На зеркало неча пенять, коли рожа крива», — предупреждает русский классик в эпиграфе к «Ревизору». Бегбедер тоже считает, что задача писателя — «ставить зеркало перед обществом, чтобы посмотреть, каково оно и что идет не так». Но в отличие от Гоголя, у которого смех — единственный положительный персонаж пьесы и «дитя свободы», французский писатель XXI века видит в смехе опасность и оружие диктатуры: «Джокер может прийти к власти, если мы вовремя не заметим этого».

Бегбедер, сам тот еще остряк, просит отказаться не от юмора, а от подобострастного отношения к нему. «Сатира над сатирой» — так характеризует он свой роман. «Троллинг троллинга», — уточняет Геласимов, и это, видимо, ближе современному читателю. Как и смеющийся до слёз эмодзи на обложке новой книги — популярный выразитель настроения современного общества.
Человеку Потребляющему трудно отказаться от насаждаемого культа безудержного веселья, поэтому, наверное, первый шаг — сменить эмодзи на более сдержанный. Чтобы смеяться хотя бы не до слёз. Или всё же это смех сквозь слезы?..

Бегбедер считает, что литература помогает принять скуку: «Не нужно постоянно шутить. Иногда нужно рассказать о том, чего мы боимся». Отголосок одного из страхов чувствовался и на самой книжной ярмарке: перчатки, маски, санитайзеры… «Ковид парализовал планету» — эта фраза была понятна и без переводчика. Сам писатель, к слову, сейчас нездоров, но во время видеоконференции старался держаться бодро: чувствовалось, что ему было комфортно в окружении домашней библиотеки с одной стороны и почитателей его творчества с другой стороны экрана. Попавшая в кадр резвая маленькая дочь и единственное различимое заглавие книги «La vie» («Жизнь») стали символами надежды на то, что скоро любимые авторы смогут представлять свои книги не по видеосвязи, а в формате живой встречи с читателями.

Анна Токаренко

Share