Алексей Варламов: «Литература в наименьшей степени зависит от власти»

Июл 24 2020
Деловой журнал «Инвест-Форсайт» опубликовал большое интервью с ректором Литературного института Алексеем Николаевичем Варламовым.

Литературное образование сегодня, меры жанровой свободы в книгах-биографиях с вечной коллизией в них между документальным и художественным, почему фигура писателя и мыслителя актуализируется на аренах новых идеологических схваток — об этом и другом в интервью «Инвест-Форсайту» рассказал известный российский писатель и исследователь литературы, лауреат множества престижных премий, доктор филологических наук, ректор Литературного института имени А.М. Горького, член Совета при Президенте РФ по культуре и искусству Алексей Варламов.

— Какие новации в практике учебного заведения, которым вы руководите уже пятый год, вы бы отметили?

— Главная новация, с которой Литературный институт живёт последние 3–4 года, — затянувшаяся стройка. А именно: реставрация исторического здания на Тверском бульваре, известного как «Дом Герцена», приспособление его под современные стандарты и требования к учебному процессу. Работы должны были завершить ещё в прошлом году, но по разным объективным и субъективным причинам они сейчас находятся в самом разгаре, и не очень понятно, когда закончатся; но главное — после долгого простоя возобновились. Поэтому институт живёт не совсем, скажем так, нормальной жизнью, и наши студенты тоже находятся на «стройке»: они уже несколько лет не могут даже выйти в наш знаменитый институтский дворик.

В учебном процессе мы восстанавливаем то, что активно практиковалось в советское время и было утрачено в девяностые годы — художественный перевод с языков Российской Федерации, остающейся самой многонациональной, самой многолингвальной страной мира. Понятно, в прежнее время это была разветвлённая система — перевод с языков народов СССР. Пока восстановить в полном объёме культуру и языки народов Советского Союза нам не удалось; тем не менее на данный момент у нас уже работают татарская, башкирская, якутская, бурятская, удмуртская группы. И мы планируем расширять круг национальных направлений.

Кроме того, обновился кадровый состав вуза. В наибольшей степени это затронуло кафедру литературного мастерства: в неё недавно пришли такие современные писатели, как Евгений Попов, Андрей Геласимов, Андрей Волос. Мне жалко, что от нас ушёл Алексей Слаповский — его успели полюбить и студенты, и коллеги-преподаватели. И сам он очень вписался в жизнь института, поскольку как писатель и человек он замечательный. В прошлом году мы, к сожалению, расстались, но в очень хороших отношениях, и были бы только рады, если б такие люди, как Слаповский, возвращались в Литературный институт.

— Господдержка литературы — в чём вы видите плюсы и минусы явления? Не распространилось ли и на писателей с издателями после резонансного «театрального дела» предубеждение, что брать деньги от государства «чревато» неприятностями для художника? Дескать, рано или поздно они его настигнут…

— Начнём с того, что Литературный институт — бюджетное образовательное учебное заведение; совершенно закономерно, что он существует на государственные деньги. Мы получаем субсидии на ведение образовательной деятельности, а также государственное задание. И в зависимости от качества его выполнения оценивается эффективность вуза. Поэтому такой институт, как наш, вне государства не мог бы существовать. Одна проводимая ныне реставрация здания постройки ещё ХVIII века говорит сама за себя.

Что же касается поддержки самой литературы, если выйти за рамки Литинститута, картина предстанет достаточно пёстрой. Давайте вспомним, к примеру, царские, дореволюционные времена. Была ли тогда какая-то целенаправленная помощь литературе? Не уверен. Во всяком случае, вряд ли писатели получали её в тех объёмах, которая позволяла бы лицам не из высших сословий заниматься только художественной словесностью и жить на это. Это всё-таки скорее советская история. Но литература в СССР была достаточно прибыльным делом. В том числе за счёт огромных тиражей, поэтому трудно сделать однозначный вывод относительно того, кто кому поддержку оказывал: государство писателям, или они — ему. Это если рассматривать чисто экономический аспект взаимоотношений. Цензура, вмешательство разного рода чиновников в творчество, а то и в жизнь писателя — другая сторона медали. Но и в материальном плане утверждать, что тогда государство едва ли не заваливало литераторов деньгами, было бы неверно. В сущности, они зарабатывали их сами.

Постановка вопроса о деньгах от государства, конечно, актуальна для нашего времени — в связи с нашумевшим делом «Седьмой студии». Но литература и сейчас из всех видов искусств в наименьшей степени зависит от власти. В этом свой позитив для писателя. Вы не снимете кино и не поставите пьесу, если у вас не будет денег. А написать роман или стихотворение можно и без «вложения соответствующих финансовых ресурсов». Даже издать книгу можно, не прибегая к каким-то серьёзным деньгам. Поэтому всевозможные конфликты, которые возникали в последнее время в связи с использованием государственных средств, к литературе относятся меньше всего. И слава Богу, что все так. Это предоставляет художникам слова возможность оставаться пусть беднее, чем представителям других творческих профессий, зато более независимыми. Среди сегодняшних писателей немало людей с оппозиционными взглядами; но мы не видим, чтобы кого-то из них преследовали, выдворяли из страны, что-то запрещали из написанного ими.

Читать дальше...