Андрей Геласимов: «За злобой дня писателю не угнаться – да, наверное, и не надо»

Сен 19 2020
В «Рязанских Ведомостях» опубликовано интервью с руководителем семинара прозы в Литинституте Андреем Валерьевичем Геласимовым.

Лауреат премии «Национальный бестселлер», автор «Тотального диктанта – 2020» о новом поколении читателей и книгах для ума и сердца.

В Рязанской области в разгаре одно из самых ожидаемых событий осени и года в целом – фестиваль национальной книги «Читающий мир». Сотни людей ежегодно приходят на встречи с издателями и литераторами, а в этот раз, после долгого карантина, сделать это особенно приятно. Первые посетители фестиваля уже пообщались с прозаиком и педагогом, обладателем множества литературных премий Андреем Геласимовым. В фокусе его писательского внимания – жизнь как она есть, причем автора волнуют и события давно минувших дней, и актуальная повестка – например, российская рэп-культура. Обо всем этом и не только – в нашей беседе.

– Андрей Валерьевич, в первую очередь хочется поговорить о «Тотальном диктанте». Вы написали тексты о Константине Циолковском. Расскажите, пожалуйста, почему вы выбрали именно его? И что хотели донести до людей, которые будут писать диктант?

— Я давно хотел написать что-нибудь о Циолковском, а тут организаторы «Тотального диктанта» предложили стать автором этой акции в 2020 году и самому выбрать тему. Долго не думал. Мне кажется, это хорошая возможность напомнить широкой аудитории об удивительном человеке. Будучи почти глухим и малоспособным к обычному общению, он создал предпосылку для появления всемирного коммуникативного поля. Если бы не полеты в космос, мы до сих пор общались бы только в письмах. Циолковский отменил расстояние. И, в общем, разлуку.

– Вы преподаете в Литинституте и видите уровень грамотности и широту кругозора своих студентов. Как вам кажется, меняются ли эти показатели у молодежи в худшую сторону – или, наоборот, в лучшую? И как, на ваш взгляд, приобщать к хорошей книге современного школьника и студента, которому важнее интернет и видеоформат?

— Мои студенты мне видятся более начитанными, нежели мы были в их возрасте. Во всяком случае, они лучше ориентируются в русской литературе. Мы больше читали западных авторов, потому что наша классика нам казалась предтечей всего советского, тогда как нынешняя молодежь избавлена от этого пагубного стереотипа и с интересом читает весь русский XIX век. А приобщать очень просто: дайте им по-настоящему хорошую книгу, которая обращается и к сердцу, и к уму. Такую, как, например, «Жутко громко и запредельно близко» Дж. Фоера или «Лавка древностей» Ч. Диккенса.

.– Как вы работали во время всеобщей самоизоляции? Сильно ли на вашу жизнь и график повлияли ограничения на передвижения и личное общение?

— Для меня самоизоляция мало что изменила. Писатель по сути своей самоизолирован. И в отличие от всех остальных, добровольно. Единственный минус – перенесенные в онлайн семинары в Литинституте: живого разговора с учениками не хватает.

Читать полностью...