Как дерево растёт. Владимир Малягин о победителях конкурса «Лето Господне»

мая 16 2020
Опубликованы заметки руководителя творческого семинара в Литинституте, члена жюри детско-юношеского конкурса «Лето Господне» Владимира Юрьевича Малягина о произведениях финалистов конкурса.

Человеческие стройки шумны, пыльны и видны издалека. На них вечно чего-то не хватает, а что-то идет не по плану.

Божественное строительство происходит в глубокой тишине и практически не видно окружающему миру. Сеется зерно или семечко, пробивается первый росток, постепенно укореняется, возрастает, набирает силы. Проходит время – и вот уже на месте тоненького прутика укрепляется ствол, раскидываются ветви, покрытые живыми и густыми листьями, наступает пора цветения, а потом и плодов… И результаты этого таинственного и скрытого божественного строительства новой жизни вдруг и неожиданно становятся очевидны всем. Когда? Тогда, когда придет час, назначенный для этого Господом…

Этот образ органического строительства приходит мне на ум, когда я размышляю о том деле, которое делает, в ряду многих других своих дел, Русская Православная Церковь в лице своего Издательского отдела. Говорю сейчас, конечно, о нашем конкурсе «Лето Господне».

Казалось бы, что особенного – провести еще один детский литературный конкурс? Их проводится достаточно много, и темы вполне приличные, даже и воспитательные в какой-то мере. В чем тут уникальность?

А уникальность в том, что вокруг этого конкурса собираются совершенно новые и абсолютно небывалые прежде культурные молодежные силы. Юноши и девушки на наших глазах начинают размышлять о той сфере, которая еще совсем недавно была полностью закрыта для российского общества – о сфере духовной. Но откуда они взялись – эти мальчики и девочки, для которых такие предметы и категории как Церковь, храм, молитва, грех, святость – не пустые значки, а вполне содержательные и даже личные понятия?

Они взялись, по большей части, из своих православных семей. Нужно было время, чтобы в семьях наших соотечественников, которые приходили к вере в восьмидесятые, девяностые, двухтысячные годы, родилось новое поколение детей, чтоб это поколение подросло и начало осознавать себя, а потом и окружающий нас мир.

Думаю даже, что в девяностые годы, например, проведение такого конкурса было бы просто невозможно: не нашлось бы детей, в сознании которых русская культура и наша вера соединялись в какой-то естественный жизненные сплав. А потому и сам факт возможности такого конкурса для меня – свидетельство достаточной зрелости нашей церковной и светской культуры.

Тот, кто постарше, отлично помнит, с чего всё начиналось после снятия государственных запретов. В восьмидесятые мы переписывали от руки молитвы и акафисты. В девяностые книжный рынок питался бесконечным репринтным изданием дореволюционной духовной литературы (слава Богу, что она у нас была!). Наконец в двухтысячных появляются в нашей литературе авторы, которые постепенно и формируют ее сегодняшний облик. Ну а сегодня, если и есть в чем-то у нас недостаток, то отнюдь не в количестве авторов и книг.

Итак, время для нового поколения пришло. Дерево сегодняшней русской православной культуры набрало жизненные силы, дало новые побеги и ветви. Эти новые побеги – наши юные литературные дарования.


Я приведу несколько цитат из сочинений некоторых наших победителей, чтобы проиллюстрировать свои дальнейшие выводы.

 Вот Василиса Филипс-Похил пишет о глубокой внутренней, духовной связи между греческим Афоном и русской Одессой:

«Да, - думаю я,- есть какая-то связь, какая-то невидимая нить между Святой Горой Афон и Одессой. Нить эта, извиваясь, тянется из скита Саввы Освящённого на север, и, проходя через Палестину, Сербию, Киево-Печерскую Лавру, Херсонскую губернию, наконец, петляет среди далёких сибирских просторов. Однако часть этой нити прочно закрепилась на пути из Одессы к Святой Горе. Путь этот закрепил причисленный к лику святых Гавриил Афонский, который перенёс в Одессу чудотворный список с образа Божьей Матери Млекопитательницы. Паломники со всей России, останавливающиеся по пути на Афон в Одессе, стежка за стежкой закрепили этот путь. Освятил этот путь и святой Кукша Одесский, отправивший потом по тому же пути своё духовное чадо отца Иеремию для возрождения русского монашества на Афоне. И Бог один знает, каким ещё подвижникам предстоит освятить этот путь».

  Вот Алена Воронцова трогает нас пронзительными стихами о боли и вере родного Донбасса:

   Я – священника дочь и шахтёрская внучка,

   Для всего в этой жизни есть великая мера.

   Я оттуда, где знают: нет в мире орудий,

   Что смогли бы разрушить православную веру…

   Или еще:

   Пусть защищают молитвы в войне,

   Зло и беду не подпустят извне.

   Лики святых, что на каждом окне,

   Избавят нас от потери, 

 

   Пусть будет цел каждый угол и дом,

   Мир весь наполнится светом, добром,

   Ночью в тиши и при свете дневном

   Пусть каждый получит по вере…

Вот она же пишет абсолютно взрослые, выстраданные слова о хрупкости мира:

Столкнувшись с ужасами войны в своей жизни, я поняла, как ценен мир и как он хрупок. Я увидела, каким сильным становится человек, когда он верит и любит, когда он чувствует жизнь. И пусть эти чувства в пыли, пусть они не оформлены, не опрятны, но они настоящие. И в них живо чудо.

Вот Михаил Громов рассуждает о вопросах весьма серьезных, философских и почти богословских:

Вся наша жизнь, все бытие Вселенной наполнены проявлениями божественного, чудесами, и каждый может наблюдать их и дивиться им. Действительно, всякий человек, будучи одарен от рождения душой, по природе своей способен чувствовать божественное присутствие в своем бытии и в жизни вообще, а если, человек вырастает религиозным, это чувство становится для него постоянным, привычным, и во всем, что происходит, он видит Промысел Божий, уже не задумываясь об этом.

А Анастасия Слобожанина делится глубоко личным, приоткрывает для всех нас свою внутреннюю душевную жизнь:

Я слишком давно не была в храме. Что стало с душою твоею, Настя? Со страхом смотрю я в глаза Серафиму Саровскому, ведь взгляд его суров, в детстве, смотря на меня с иконы, он будто улыбался, а что сейчас? Где, в каком месте свернула я с того пути? Что не так сделала? Мимо меня проходит маленький мальчик, целует все иконы, как искренна его вера… А я стою и прошу прощения, твердо решаю, что завтра же пойду на исповедь. Глаза святого будто бы становятся добрее…


Здесь лишь несколько цитат, что никак не умаляет плоды труда других победителей и участников нашего конкурса.

Просто в этих отрывках для меня очень выпукло открываются как раз те новые грани и качества молодой литературы, то, если хотите, пусть маленькое, но для современной литературы новое слово. Оно пока только зреет, оформляется, постепенно осознает само себя, но, я надеюсь, в будущем оно будет приносить настоящие плоды.

Что же это за новое слово?

Во-первых, это осознание того Предания, которое через века скрепляет и формирует нашу сегодняшнюю духовную жизнь, как оно делало это и тысячу лет назад. Насколько это далеко от психологии нынешнего мира, который убеждает тебя, что раньше ничего не было, а после тебя – хоть потоп!

Во-вторых, это вполне трезвый и зрячий взгляд на мир, мир, который является не мозаикой, не очередным случайным пазлом, а глубоко продуманной системой, осмысленной Высшим Разумом. Системой, держащейся исключительно на божественной любви ко всему сущему и прежде всего – к человеку.

В-третьих – это внимание к собственной внутренней жизни, душевной и духовной. А значит, и понимание, что любой твой ближний обладает точно таким же бесконечным внутренним космосом, который ты ощущаешь и внутри себя.

Да, для этих ребят закрыт путь легкого успеха в литературе. Они не станут добиваться славы с помощью самого распространенного сегодня и самого мерзкого способа – скандала. Во всяком случае, я верю, что ими получена настоящая прививка. Прививка великой духовной культуры, коей мы до сих пор являемся обладателями и наследниками.

Той культуры, на древе которой вырастали Ломоносов, Пушкин, Гоголь, Достоевский.

А вдруг из этих девочек и мальчиков когда-нибудь вырастут настоящие писатели?

Тогда все мы не зря делали свое дело…