От памятников не родятся памятники… Геннадий Красников о поэзии фронтовиков

Ноя 18 2020
К 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне в «Литературной газете» открыта серия публикаций «Военный архив». Продолжается серия стихами Михаила Львова с предисловием Геннадия Красникова.

Были времена, когда историческая память и благодарность ещё являлись благородными признаками интеллектуальной честности и подлинной интеллигентности человека. Помню, как в семидесятые годы прошлого века на факультете журналистики, где я учился, услышал поразившие меня слова от нашего выдающегося преподавателя, историка русской литературы ХIХ века, профессора и поэта, Эдуарда Григорьевича Бабаева о военном стихотворении Михаила Львова. Крупнейший специалист по творчеству Льва Толстого, Пушкина, представителей эпохи, далёкой от современности, Бабаев вдруг заговорил о поэзии фронтового поколения и очень эмоционально, с передающимся нам волнением, прочитал наизусть стихотворение «Высота» Михаила Львова, его знаменитые строки:

Комбату приказали в этот день
Взять высоту и к сопке пристреляться.
Он может умереть на высоте.
Но раньше должен на неё подняться.

Конечно, мне были знакомы эти стихи, но вдруг я словно увидел их другими глазами, а через них и самого Эдуарда Григорьевича, слова которого запомнил навсегда: «Не знать такие стихи – значит не знать и не понимать, что такое настоящая поэзия!»

Мне повезло, что среди многих моих старших товарищей, фронтовиков, был и замечательный поэт и необыкновенной внутренней культуры и душевной отзывчивости человек – Михаил Давыдович Львов. Говорю о нём отдельно, поскольку считаю его одним из самых выдающихся поэтов в своём поколении, написавшим о Великой Отечественной стихи, большинство из которых уже во время войны становились подлинной классикой, но которые, увы, вместе с именем их автора со временем оказались как бы заслонены другими именами и более громкими, что ли, стихами. А ведь достоинство поэзии Михаила Львова не только в её качестве высшей пробы, но и в непостижимой тайне соединения в ней простоты, чистой ноты очень личной, почти исповедальной искренности и какой-то щемящей, тихой нежности, не допускающей громких слов и малейшей пафосности, даже там, где сама тема вроде бы и требует «металла звон», как призывал старик Державин…

Хотя своей судьбой на войне он заслужил право на твёрдость голоса. Генерал-лейтенант М.Г. Фомичёв, командир добровольческой танковой бригады, дважды Герой Советского Союза, вспоминал о Михаиле Львове: «Это был отважный человек. И в атаку ходил с мотострелками, и стихи читал разведчикам, и вместе с сапёрами проходы проделывал в минных полях, и был инициатором сбора трофейного оружия и боеприпасов».

Немного позже М. Львов в содружестве с великой Александрой Пахмутовой напишет монументальный гимн своему поколению «Поклонимся великим тем годам», звучащий 9 Мая на фоне скульптуры «Родина-мать зовёт!» на Мамаевом кургане в непокорённом когда-то Сталинграде. А ещё – песню «Горячий снег», поэтическое эхо на прозу своего друга, фронтовика Юрия Бондарева, оставив словно отчеканенный знак пережитой трагедии:

А у меня в глазах навек
Горячий снег, кровавый снег.

В суровых словах М. Львов передаст общее народное настроение и дыхание: «Мы войне ничего не простили». И скажет о том, как понимали его ровесники свой долг перед Родиной и русской литературой: «Поэзия стояла на страже великих ценностей, как часовой несменяемый, и всё – и в жизни, и в стихах поколения – было освещено высоким пламенем времени трагического и героического».

Читать полностью...