Я пробовал замкнуть кольцо войны… Геннадий Красников о поэзии фронтовиков

Дек 2 2020
К 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне в «Литературной газете» открыта серия публикаций «Военный архив». Продолжается серия стихами Александра Балина и Николая Новикова с предисловием Геннадия Красникова.
Я пробовал замкнуть кольцо войны…

Известно высказывание поэта-фронтовика С. Наровчатова: «Наше поколение не выдвинуло великого поэта, оно само по себе – все вместе – выдающийся поэт с поразительной биографией. И у нас есть свои герои, свои мученики, свои святые». Удивительные для 60-х годов прошлого века слова с упоминанием мучеников и святых. Но по сути, если не делить поколение по табели величия о рангах, глубоко верные. Мне уже приходилось говорить, что поэзия о войне – это своего рода коллективная «Илиада», коллективный эпос. Только Гомер словно становился народом в едином лице, хранителем исторической и мифологической памяти, а в нашем случае – народ становится коллективным Гомером, творцом великой, поистине народной эпопеи, которая будет неполной даже без самого крохотного поэтического свидетельства о трагедии ХХ века. В этом смысл «Военного архива», где наряду с профессионалами свой поэтический документ, свою окопную лепту на скрижали Большой истории вносят авторы непрофессиональные, последнего призыва в литературу в 70–80-е годы, те скромные солдаты, вынесшие все тяготы военного лихолетья, прожившие трудную жизнь, похороненные на скромных провинциальных кладбищах без артиллерийских салютов и высокопарных речей, только с горькой гранёной стопкой, накрытой куском хлеба.

Так, в редакции альманаха «Поэзия» появился в те годы у Н. Старшинова поэт из Люберец инвалид войны Николай Новиков, работавший у себя в городе слесарем. Было в нём что-то от крестьянской крепкой породы. Ничего поэтического в его простом лице. Но когда он достал из внутреннего кармана старого пиджака свёрнутую в трубку тетрадь и мы прочли первые строки его стихов, стало понятно – перед нами настоящий поэт:

Я пробовал замкнуть кольцо войны,
Так и не смог по той простой причине,
Что облака войной обожжены –
Мне вечерами видятся поныне.

«Я пробовал замкнуть кольцо войны…» – такова народная философия в этой ёмкой, образной формуле на прекрасном русском языке. А вот философия политиков, когда ещё не остыли пепелища Второй мировой. В книге журналиста Томаса Майера «Когда львы рыкают» (2014 г.) приводится история об обращении Черчилля в 1947 году к американскому сенатору Стайлзу Бриджу с просьбой уговорить тогдашнего президента США Гарри Трумэна сбросить на СССР ядерную бомбу. Сбросить на тех, кто ещё не отошёл от ран и воспоминаний о войне, где приходилось, как пишет Новиков:

…видеть, как ракеты вьются,
Сгорая возле облаков.
И мы как зёрнышки на блюдце –
Пять русских тёртых мужиков.

Сбросить на тех, описанных фронтовиком Александром Балиным, вчерашних мальчишек из пекла войны,

Под нуль подстриженных российских Аполлонов,
Ещё своих не знавших Афродит.

В эти дни отмечается 75-я годовщина начала Нюрнбергского трибунала над главарями нацистской Германии, развязавшими Вторую мировую войну. Но поскольку до сих пор «не замкнуто кольцо войны», и уже готовы мерзкие летописцы предателя Власова, и наша Победа вызывает изжогу у западных и доморощенных «властителей умов», справедливо предупреждение историка А. Звягинцева, напомнившего слова Бертольда Брехта: «…ещё способно плодоносить чрево, которое вынашивало гада».

Читать полностью...