Fiction

* * *
Куда бы я ни устремился
Со мною космос породнился
О это странное родство
Сие совсем не озорство
Не озорство а озарение
И все же странно тем не менее
Кому-то на земле валютно
Мне ж только в космосе уютно
Уютно космосу во мне
Внутри мой космос я извне
Мне Кант как детям
Мойдодыр
Приветы шлет из черных дыр
Поэзия отнюдь не проза
В лучах купается Спиноза
Спиноза мечется в экстазе
Как луч купается в алмазе
Алмаз не уподоблю стразам
Бог это свет свет это разум

07-04-2021

* * *
Неуда лось
Не уд а лось
Не удалось
Не удалось

* * *
Нет распятья без воскресения
Жизнь и смерть это два объять
 

* * *
Все близко мне и далеко
Все тяжело и все легко

Читать дальше в Журнальном Зале

26-02-2021

Почти Джон Донн

Белые поляны дремлют под луной,
города и страны обрели покой.
Спит моя подушка возле одеял,
дремлет, как игрушка, древний Тадж-Махал.

Дремлют после бала Вена и Милан,
дремлет у штурвала старый капитан.
Дремлют псы и люди, дремлют небеса,
и часы, по сути, дремлют полчаса.

Ничего не скажешь, никого не ждёшь,
если спать не ляжешь, может быть, умрёшь.

26-02-2021

***

А ведь мне судьба высоколобая
повторяла, искоса глядела:
жизнь к земле придавливает, чтобы я
вслед за ней в трубу не улетела...

Читать дальше на сайте журнала...

26-02-2021

***

Парит на ветру изумительный лист
и воздух над чашечкой кофе слоист.

Зевака, отслеживающий полёт,
на столик свой кофе горячий прольёт.

Салфеткой бумажной его промокнёт.
Лирической чушью пополнит блокнот.

Лист прямо к ногам опустился резной.
Как славно, что всё это было со мной.

как славно, что прошлая жизнь сожжена,
что солнечным бликом играет волна.

что жирные чайки, рыбёшку клюя,
скандалят о чём-то. Как славно, что я

вернусь в лоно матери, а не умру.
Как этот отчаянный лист на ветру.

15-12-2020

Редактор был типичный — трубка, лысина, пуловер и какая-то печаль в глазах. Когда Степан Родионович сообщил ему, что сочинил семитомник, печаль сделалась ещё глубже.

— Но не принёс с собой.

— А что так? — поинтересовался редактор, вытащив трубку изо рта.

— Рекогносцировка, — кратко пояснил Степан Родионович.

— А? — редактор сунул трубку обратно. — Разведка?

15-10-2020

Лето 1957 года

Окно зашторили. Повесили одеяло на дверь, чтобы из щелей не пробивался свет. Отец включил проектор. На экране замелькало светлое пятно.

Все замерли. Но начала все не было.

— Ну скоро вы? — мама чуть не хныкала от нетерпения.

— Сейчас, — отозвался отец. — Вася, зажги-ка на минутку.

Вспыхнул свет, заставляя сощуриться.

Отец просматривал ленту.

12-01-2021

Страницы