«Он спускается к людям и, чтобы стоять на земле, надевает сапоги» - беседа с Анной Ямпольской

Янв 12 2017
В «Горьком» - интервью с переводчиком, руководителем переводческого семинара в Литинституте Анной Владиславовной Ямпольской, приуроченное к выходу романа итальянского футуриста Альдо Палаццески «Кодекс Перела».

Н.Б.: Я знаю, что вы работаете над переводами текстов Альдо Палаццески больше десяти лет. А при каких обстоятельствах состоялось ваше с ним знакомство?

А.Я.: Это случилось, когда я только начала приезжать во Флоренцию, — лет пятнадцать тому назад, а то и больше. Флоренцию я очень люблю, я там училась, преподавала, жила, из всех итальянских городов этот город мне ближе всего. Так вот, приехав во Флоренцию, я начала читать книги Палаццески, и все они, непохожие друг на друга, мне очень нравились. Но «Кодекс Перела» — особенно. Палаццески — писатель, тесно связанный с Флоренцией, там его очень любят, считают по-настоящему «своим» автором. Наверное, поэтому у меня сразу появилось желание его перевести. И оно поначалу не было связано с издательскими проектами.

Н.Б.: Десять лет — это очень серьезный срок. Как складывались ваши отношения с автором и переводом все это время?

А.Я.: Переводить Палаццески «для себя» я начала еще во Флоренции. Возвращалась к нему, откладывала, вновь бралась. Что было потом? Я предлагала роман различным издательствам. Но обычно в ответ собеседники лишь разводили руками и говорили: «Нет, нет, что вы. Ну что это такое? Да, это пропущенная классика XX века, но мы такое печатать не можем!» В какой-то момент мне стало казаться, что это безнадежная затея.

Оставалось перевести роман на свой страх и риск, а потом предложить его, например, в журнал «Иностранная литература». Ведь в 2008 году в специальный «итальянский номер» вошел футуристический манифест Палаццески «Противоболь», который «вождь» Маринетти встретил с воодушевлением в начале XX века, и два стихотворения. Лишь спустя время за публикацию взялась «Река времен» — издательство, которое как раз котирует классиков. Но и здесь, в силу разных обстоятельств, все тоже было как-то долго. И сейчас, наконец, вышла сама книга, вышла при поддержке Министерства иностранных дел Италии. И спасибо им большое за это.

Н.Б.: На non/fiction вы особо отметили труд редактора — долгий опыт разговора с автором на каком-то этапе лишал вас возможности объективного отношения к своему переводу.

А.Я.: Да, здесь как раз неминуемый минус многолетней работы над текстом… жить с одним автором на протяжении столь долгого времени — это значит перестать отличать в переводе, где хорошо, а где очевидно плохо. Вообще, это общая проблема. Существует опасность постоянного возвращения, постоянной редактуры и… в итоге портится все. Поэтому в какой-то момент самое разумное — передать текст в чужие руки.

В одном из вариантов я перевела все имена из «Кодекса» на русский язык. Потому что мне было так жалко терять их смысл! Было, конечно, сложно, но я подобрала для всех имен русские аналоги, с тем же смыслом, что и в оригинале. В каких-то случаях выходило довольно просто, но в других… получилось совершенно невозможно! Какое-то «бандито-гангстерито», как в мультфильмах. Очень смешно. В итоге от идеи этой мы отказались, оставили все имена итальянскими. В этом случае слово редактора Ксении Желудевой было решающим.