«ТВОРЕНИЯ» Велимира Хлебникова — по-болгарски

Мар 22 2021
Обложка книги

В своём научно-философском труде «Доски судьбы» Велимир Хлебников (1885–1922) обосновывает теоретически и выводит формулу своей жизни – Закон времени. Он был открыт, по его собственному утверждению, 17 декабря 1920 года. И вот, спустя ровно сто лет, в Болгарии софийское издательство «Факел экспресс» выпустило семисотстраничный том Хлебникова «Творения» в прекрасном художественном оформлении Кирилла Златкова. Книга издана при поддержке Института перевода.

Отныне болгарским читателям доступны стихотворения, поэмы, драматургические произведения, проза, сверхповести, утопии, статьи, воззвания, письма и дневники того, кто называл себя «будетлянином» и «часовщиком человечества», а также «Председателем Земного Шара». Наименованный своими современниками ещё при жизни «Колумбом новых поэтических материков», «Лобачевским слова», «конструктором звёздного языка», «великим гением современности», «королём времени», Хлебников, по определению другого поэтического гения — Осипа Мандельштама, возился со словами, как крот, а между тем прорыл в земле ходы для будущего на целое столетие

Издатель тома, названного по воле автора, его составитель, редактор, автор послесловия к нему – поэт Георгий Борисов. Он же является и переводчиком большей части стихов, драматургических и прозаических текстов. Также авторы переводов – известные болгарские поэты Кирилл Кадийски, Бойко Ламбовски, Надя Попова. Иван Тотоманов блестяще перевёл художественную прозу Хлебникова.

Особенно отрадно отметить, что трое из переводчиков —  Г. Борисов, Б. Ламбовски и Н. Попова —  выпускники Литературного института имени А.М. Горького.

В считанные дни после своего выхода в свет «Творения» Велимира Хлебникова стали литературным событием, получив признание болгарских ценителей высокой художественной литературы. Это издание —  настоящий литературный праздник, утверждающий вечные ценности культуры и человеческого взаимопонимания даже в нынешнюю пору эпидемиологических потрясений и безрассудного изоляционизма.