Виктор Голышев о том, как понимать высказывания англоязычных писательниц о гендере, насилии, любви и сексуальности

Текст 
Авг 13 2020
Портал Buro 24/7 обсудил с переводчиком, руководителем творческого семинара в Литинституте Виктором Петровичем Голышевым проблемы перевода англоязычных романов современных писательниц.

Величайший российский переводчик, работавший над текстами Набокова, Тома Вулфа, Джорджа Оруэлла и Сэлинджера, комментирует трудные для перевода моменты в английских текстах.

Перевод художественной литературы никогда не будет точной копией изначального текста, искажения смысла неизбежны. «Читатель и переводчик книгу воспринимает и интерпретирует исходя лишь из того опыта, что у него есть», — поясняет Виктор Голышев, который адаптировал для русскоязычной аудитории «1984» Джорджа Оруэлла, «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи, «Макулатуру» Чальза Буковски и даже одну из частей «Гарри Поттера». Однако этот опыт связан с социальными устоями и взглядом общества на определенные вопросы, который сильно отличается в разных странах. Самый характерный недавний пример связан с коллизиями указания расы и употреблением слова на букву «н» в разных языках.

Книжные фанаты и специалисты сервиса по изучению английского языка «Флоу» от «Яндекс.Практикума» вместе с патриархом художественного перевода Виктором Голышевым обсудили, как в текстах современных писательниц с минимальными потерями переводить места, затрагивающие вопросы роли женщины в обществе, проблемы любовных отношений, дискриминации и столкновения разных культур.

«Рассказ служанки» Маргарет Этвуд

Роман-антиутопия, по сюжету которого в США произошел государственный переворот. К власти пришли религиозные фанатики, провозгласившие патриархат единственно возможной формой социальной организации. Обычных женщин, когда-то имевших семью, работу, дом, лишили всего. Их разлучили с детьми и превратили в рабынь, точнее — в служанок. Руководители государства, названного Галладом, использовали служанок как инкубаторы для производства потомства: их насиловали, ими обменивались и продавали. В приведенном эпизоде главная героиня — одна из служанок — вспоминает жизнь до установления тоталитарного режима и заключает, что и раньше при наличии демократических свобод в мире ежедневно происходило насилие и угнетение. Однако она и ее знакомые относились к этому равнодушно — словно все происходит не в их мире.

В оригинале: В переводе:
We lived, as usual, by ignoring. Ignoring isn’t the same as ignorance, you have to work at it. Как обычно, жили мы легкомысленно. Легкомыслие — не то же, что легкость мысли; над ним не надо трудиться.

— В русскоязычном тексте смысл цитаты кардинально перевернулся. Можете объяснить, почему автор перевода принял такое решение?

— Конечно, осознание проблем в обществе и сохранение спокойствия при этом — то, что названо в оригинале «Ignoring»,  — это труд. И это не равносильно легкомыслию. Легкомысленный человек — тот, кто не очень серьезно относится к существенным проблемам. Но я понимаю и, наверное, могу объяснить, почему автор перевода принял решение поступить так. Используя «легкость мысли» и «легкомыслие», получается создать игру однокоренными словами. В оригинальном тексте есть такая игра: «Ignorance» и «ignoring» — очень хорошие слова и сочетание. Но в русском языке для них нет удачных однокоренных эквивалентов. Я могу лишь посочувствовать этой трудности. Нам часто в работе приходится идти на жертвы: либо терять шутку и парадокс, либо часть смысла. Здесь было решено сохранить словесную игру. Но работу переводчика никогда не надо оценивать по одной цитате. Всегда стоит учитывать весь массив произведения. И если переводчик в каком-то моменте потерял важный смысл, скорее всего, где-то еще в книге он это компенсирует.

«Щегол» Донны Тартт

Повествование ведется от первого лица молодым человеком по имени Тео. Он рассказывает историю своего детства, юности и совершеннолетия. В 13 лет мальчик потерял мать во время теракта в Музее искусств Метрополитен. Он был в музее вместе с ней, но выжил и унес оттуда ее любимую картину «Щегол». Позже Тео попадает в компанию подпольных торговцев произведениями искусства. Живет, как получается. Влюбляется. Страдает от неразделенной любви. Вспоминает отношения родителей и отдельно отца, который сбежал от них с матерью за пару лет до взрыва в музее. Много внимания в книге уделено попытке осознать, существует ли такая любовь, которая не приносит страданий и все ли они случаются только по воле судьбы? Свой ответ на этот вопрос дает друг главного героя Борис, когда рассуждает об отношениях Тео с подругой детства.

В оригинале: В переводе:
— And you love her, yes. But not too much.— Why do you say that? — Because you are not mad, or wild, or grieving! <…> And that is good. Here is my experience. Stay away from the ones you love too much. Those are the ones who will kill you. What you want to live and be happy in the world is a woman who has her own life and lets you have yours. — И ты ее любишь, да. Но не очень сильно. — Почему ты так думаешь? — Потому что ты не рвешь, не мечешь, не горюешь! <…> И это хорошо. Скажу по опыту. От тех, кого слишком любишь, держись подальше. Они-то тебя и прикончат. А тебе надо жить — и жить счастливо, с женщиной, которая живет своей жизнью и не мешает тебе жить своей.

 

— Как понимать этот совет герою?

 

— Этот фрагмент напоминает мне юность, когда тетка деревенская сказала про мою будущую жену: «Красивая она у тебя, ты ее жалеешь». Я тогда подумал: «А че ее жалеть-то?» — не понял этого слова. Потом только дошло значение. А оно как раз про сочувствие, эмпатию к человеку, уважение, как и здесь эта фраза: «You love her. But not too much». Конечно, если современному городскому человеку без контекста просто сказать «любишь, но не очень сильно», это можно понять, как «не любишь» или как «предпочитаешь, но не любишь». В английском для этого контекст не нужен, есть два слова, которые хорошо передают нужное значение,  — глаголы «to love» и »to like». Нельзя сказать про колбасу, какао или рыбу, что ты ее »love». Это будет означать, что ты эту рыбу ну просто обожаешь, а это уже сильное заявление — вроде как ты уже не в себе и сгораешь от страсти по этой рыбе. Поэтому про рыбу лучше говорить «like». То есть ты ее предпочитаешь. А про отношение к человеку говорят «love». И здесь, чтобы показать, что есть любовь, но без сумасшедшей страсти, добавили «But not too much» — «Любишь, но не очень сильно». Хороший дословный перевод. Значение становится понятно из контекста. Вообще нет ничего лучше дословного перевода, если он возможен.

Читать дальше о романах «Обладать» Антонии Байетт, «Цвет пурпурный» Элис Уокер, «Замок из стекла» Джаннетт Уоллс