Ольга Болгова о рассказе Сигрид Нуньез «План» в переводе Анны Лысиковой

Текст 
Ноя 17 2020
feedback

Напоминаем, что участники проекта «Перевод малой прозы российских писателей, преподавателей нашего института, на английский язык и новейших американских авторов – на русский» с нетерпением ждут отзывы на свои работы.

Сегодня мы публикуем отзыв старшего преподавателя кафедры иностранных языков Ольги Вячеславовны Болговой на перевод рассказа «План» Сигрид Нуньез, выполненный студенткой поэтического семинара В.П. Голышева Анной Лысиковой.

Свои отзывы о проекте вы можете присылать на электронную почту кафедры: kafin@litinstitut.ru.

Анне Лысиковой, выполнившей перевод мрачного рассказа «План» Ингрид Нуньес, удалось продемонстрировать свободное обращение с оригинальным текстом: избегая буквального перевода, она смело перестраивает английские фразы так, чтобы они естественно звучали на русском. Нельзя не отметить удачные переводческие находки, например, фразу «Она нарывается» (“She is a candidate), которая проходит лейтмотивом через весь рассказ, или словосочетание «работающие зомби» (“working stiffs”). Также нужно оценить подбор нетривиальных эквивалентов (например, “walks” – не только «прогулка», но и «вылазки»; интересна передача глагола “to think” в разных контекстах: «мелькала мысль», «сосредоточиться») и стремление сохранить рифму в строчке из песни («Городские ночи дороги мне очень»). Однако в ряде случаев переводчик идет на опущения, которые не всегда кажутся оправданными. Например, в предложении «Учился Роден всегда плохо, и несмотря на довольно высокий коэффициент интеллекта, в колледж он не стремился» утрачена часть смысловых нюансов (“and in spite of an IQ score he was told was above average he’d never had any interest in going to college”). В другом фрагменте («Эту «вселенскую истину» ему внушала мать, которая, впрочем, не упускала случая отпустить в адрес Родена саркастическое замечание или выпороть любимого сына кабелем от удлинителя»), как мне кажется, можно было бы сохранить фразу о том, что мать героя была далека от идеала «любящей матери» (“she was never a loving mother herself”).

Некоторую сложность для переводчика представляет выбор повествовательного времени, поскольку в рассказе описание действий героя причудливо переплетается с его мыслями, блуждающими от воспоминаний к обдумыванию темных планов на будущее. Почти весь текст перевода выдержан в прошедшем времени, однако, кое-где возникает и настоящее, и будущее. Не везде выбор определенного времени выглядит убедительно. К примеру, в приведенном ниже отрывке, на мой взгляд, следовало использовать прошедшее время, так как настоящее время не совсем соответствует контексту отрывка, выделяется на общем фоне повествования (Он ни разу не ударил Харли, и поскольку он терпеть не может мелких ссор, то они почти никогда не спорят. Роден настоящий мастер молчания, и при малейшем намеке на ссору, просто надевает пальто и уходит из дома. В детстве он видел, как такое поведение отца магически действует на мать).

Несмотря на высказанные замечания, перевод в целом оставляет приятное впечатление и вызывает желание продолжить знакомство с новыми работами Анны Лысиковой.

О.В. Болгова